Пятна под нижней губой фото

© С. В. Крутов

««« К началу

Использование методики MMPI (Минессотский многопрофильный личностный опросник, ММИЛ в модификации Березина Ф.Б. и др., СМИЛ в модификации Собчик Л.Н.) в  моделях  построения эффективной производственной деятельности имеет ряд весомых преимуществ:

1. Вопросы, представленные в методике отражают картину самочувствия обследуемого (реципиента), его привычки, особенности поведения, отношение его к различным жизненным явлениям и ценностям, нравственную сторону этого отношения, специфику межличностных отношений,  направленность  интересов,  уровень активности и настроения и т.п.

Большая  часть утверждений носит проективный характер и исподволь выявляет реакции реципиента в разных ситуациях, моделируемых утверждениями методики. Поэтому можно утверждать, что данный метод изучения личности занимает некое промежуточное положение между осознанной субъективной оценкой и проективным  исследованием  неосознаваемых  тенденций  личности,  что значительно  повышает  качество  диагностического материала и расширяет представление о личности.

2. Хотя методика MMPI и построена по принципу опросника, оценка полученных в результате исследования данных базируется не на прямом анализе ответов реципиента, а на  данных статистически подтвержденной дискретной значимости каждого ответа в сравнении со средненормативными данными.

4. Личностные черты и качества, определяемые  данной методикой действенно помогают различить поведенческие тенденции, сформировавшиеся на базе темпераментных особенностей и проявившиеся как особенности поведения, свойственные характеристикам полюсной принадлежности факторов 16 PF.

4. Методика MMPI основана  на  изучении личностных черт и качеств, личностных состояний,  имеющих природу стабильно проявляющихся поведенческих особенностей. Оказалось, что эти особенности, будучи первоначально выявленными в поведенческих комплексах лиц с клиническими отклонениями, имеют ту, или иную степень выраженности и в стабильном поведении здоровых людей.

В психоаналитической практике такая выраженность поведенческих особенностей объясняется как использование в жизнедеятельности определенных наборов первичных и вторичных  бессознательных защит, сформированных в результате  некоторых  сбоев  в процессе пятна  раннего  развития психических структур личности.

При серьезных сбоях на определенной стадии развития происходит своеобразное «застревание» и «генерализация» психического состояния, что в дальнейшем приводит к невротическим, или более тяжелым психотическим клиническим отклонениям. Следствием такого «застревания» будет являться поведенческий комплекс, называемый  в  клинической практике как «психопатический», «истерический», «маниакально-депрессивный», «шизофренический» и т.п.

Считается, что личность в процессе развития не смогла на определенной стадии сформировать оптимальные системы взаимодействия и дальнейшее ее развитие происходило и через эту недоразвитость и под ее искажающим другие стадии влиянием.

Причинами возникновения невроза З. Фройд называл особенности строения психики и судьбу, как систему своеобразного комплексного искажающего внешне го воздействия на психику на определенной стадии развития.

В зависимости от особенностей психического строения, стадии развития и природы воздействия  уже и  формируются  клинические  поведенческие  особенности.

Оказалось, что и при здоровом психическом функционировании остаются своеобразные следы, похожие на природу образования неврозов. Естественно, что они отличаются по силе воздействия и, главное, по последствиям для формы жизнедеятельности.

Характерологические особенности могут объясняться как особенности, сформированные на основании структурных компонентов психики, переживших в процессе онтогенеза определенные внешние воздействия (окружающей среды, систем родительского и воспитательного воздействия, формирующихся механизмов объектного взаимодействия и т.п.) и принявших приемлемый для личности вид стойких поведенческих систем взаимодействия.

Приемлемость может выражаться как некая развитость невротизации реакций, свойственных стадиям и формам развития, нарушение которых в клинических формах приводит  к  стойким и  выраженным поведенческим особенностям.

В клинических  проявлениях психопатического поведения нарушается механизм  личностного  взаимодействия  в  системе  «ребенок — родители»  на стадии формирования ведущих механизмов социализации и уровень этого нарушения  вызывает значительную социальную дезадаптацию и отсутствие адекватности в процессах объектных взаимодействий.

При  сохранении  адекватности и  нормальном функционировании, особенности формирования систем социализации могут выражаться лишь как похожие проявления психопатического типа характера со склонностями доминирования, манипулирования в  системах  социальных ролей, агрессивной  демонстративностью поведения и иных особенностей, свойственных клиническим проявлениям психопатии.

В таком случае, общий психопатический тип характера и сами характерологические склонности и особенности будут весьма стабильно проявляться в поведении, хотя и могут маскироваться в системах поведенческой «мимикрии», свойственной такому характерологическому поведению.

Естественно, что уровень и формы характерологических склонностей и особенностей весьма вариабельны и на их определение и направлена методика MMPI.

Академические психологические школы склонны объяснять характерологические типологические различия сложным сочетанием конституционных, индивидных и личностных особенностей или черт, сформированных и  развитых под  воздействием  внешнего  для  личности  окружения или влияния, принявших определенный вид и стабильно  проявляющихся в  разнообразных  системах жизнедеятельности.

В нашем случае не столько важна природа характерологических различий, сколько ее поведенческая  выраженность как категория стабильности, развитости, формы  отношений и взаимодействий, переживаемых  состояний и иных  особенностей, влияющих на эффективность  производственной  деятельности, измеряемых и имеющих количественное выражение в данной методике.

Оценочные шкалы MMPI

Как и в любой методике, в методике MMPI существует ряд правил, выход за рамки которых превращает результаты тестирования в недостоверные.

Методика MMPI является наиболее защищенной от попыток реципиентов по тем, или иным причинам сознательно исказить результаты (представить себя в ином виде).

Функциями оценочных шкал и является, наряду с выявлением факторной значимости ответов реципиента в сравнении со средне нормативными данными (процедура перевода «сырых» баллов в Т-баллы факторных шкал)  определение уровня и природы таких искажений.

Оценочные шкалы или шкалы достоверности, помимо определения надежности данных, полученных в результате тестирования, определяют установки реципиентов на процесс тестирования, их отношение к методике, к диагносту, к результатам самого процесса.

Шкала «?» :

Выбирается реципиентом при отсутствии определенности в ответе.

Нормальным считается присутствие в методике 30 сырых баллов, отражающих ответы такого рода.

От 40 до 60 сырых баллов по данной шкале свидетельствует о проявлении настороженности, выше 70 сырых баллов свидетельствует о недостоверности данных тестирования.

Недостоверность по шкале «?» отражает нежелание или неспособность вникать в существо вопросов методики. Может являться следствием недостаточной заинтересованности в результатах тестирования или проявляться как снисхо дительное отношение к диагносту.

Такие результаты могут фиксироваться и при попытке формального участия в процедуре, когда, по тем или иным причинам недопустимы прямые отказы от участия, а фиксация достоверных результатов не входит в планы реципиента.

В таких случая ретестирование и анализ ответов совместно с реципиентом скорее всего не изменят отношения к методике.

Неоднократно применялись попытки исключения шкалы «?»  из методики MMPI, особенно при процедурах судебных психологических экспертиз, когда для ответов на поставленные перед экспертом вопросы требовалось обязательное определение характерологических особенностей реципиента.

И в таком варианте методики, в большинстве случаев наблюдался отказ от тестирования, но уже посредством произвольного выбора ответов, а отсутствие шкалы «?»  существенно искажало результаты тестирования.

При диагностических процедурах в производственной деятельности недостоверность данных по шкале «?» является самостоятельным диагностическим фактором для анализа причин, побудивших к такому отношению к методике.

Выявление формального участия в процедуре и нежелание реципиента вникать в существо вопросов, является  знаковым в системе построения отношений между работниками службы персонала и организацией и является веской причиной для анализа и пересмотра этих отношений.

Шкала L:

Включает в себя утверждения, которые выявляют тенденцию реципиента представить себя в возможно более выгодном свете, продемонстрировав очень строгое соблюдение социальных норм.

Высокие показатели по шкале «L» (65 Т и выше), то есть более 10 сырых баллов, могут указывать на умышленное стремление украсить себя, показать себя «в лучшем свете», отрицая наличие в своем поведении слабостей, присущих любому человеку.

В таких случаях стараются скрыть обязательно проявляющиеся способнос ти  хоть иногда или хоть немного сердиться, лениться, пренебречь  исполнительностью, строгостью манер, правдивостью, аккуратностью в самых минимальных размерах и в самой простительной ситуации.

При этом, профиль личности оказывается сглаженным, заниженным или утопленным.

Более всего высокие показатели шкалы L сказываются на занижении 4-й, 6-й, 7-й и 8-й шкал. То есть, из поведения вычленяются компоненты, способные в той или иной степени, по представлению реципиента, снизить  негативные  имиджевые компоненты личности.

Похожую  картину  поведения  могут демонстрировать и личности, профессионально, либо по иным мотивам, строго следующие конвенциальным нормам поведения.

Обычно, скрытие «детских шалостей» является следствием сознательного социального контроля и попытками следования профессионально значимым фор мам поведения. Это, хоть и личностная тенденция,  но практически мало искажающая общую структуру поведения.

Хуже, если система поведенческих норм укореняется в  психике до процессов вытеснения из сознания самих фактов единичного нарушения этих норм даже в ранней юности.

Такая форма поведения будет сопровождаться не только тщательным личным следованием этим нормам, но и сопровождаться настойчивыми  требованиями соблюдения таких норм всеми окружающими.

Такое поведение в производственной деятельности может серьезно усложнить условия деятельности многим сотрудникам, особенно находящимся в  непосредственном подчинении у руководителя с такой формой поведения.

Повышение шкалы L в пределах 60-65 Т часто  встречается у  лиц  примитивного психического склада с низкими адаптивными возможностями.

Умеренное повышение шкалы L до 60 Т отмечается в пожилом возрасте и считается нормальным, как отражение возрастных изменений личности в сторону усиления нормативности поведения.

В производственной деятельности, повышение шкалы L может наблюдать ся в ситуациях мотивационной значимости для реципиента результатов  тестирования.

При профессиональном отборе, аттестации работников или конкурсном выдвижении на должность, стремление следовать нормам и правилам рассматривается реципиентом как предпочтительное и может искажать представление о личности. Для исключения такого эффекта представляется целесообразным в предварительных процедуре тестирования установках обратить внимание реципиента на возможности отображения таких стремлений.

Повышение результатов по шкале L  от 70 до 80 Т баллов превращают профиль личности в сомнительный в плане достоверности, превышение 80 Т-баллов — в недостоверный.

При высоких  (сомнительных) результатах шкалы и существенных повышениях уровня  профиля по тем или иным  клиническим  шкалам, остаются  возможности интерпретации данных, но больше, как дополнительный материал к результатам, полученным посредством других методик.

При правильном предварительном инструктаже и соблюдении  правил проведения методики редко удается посредством совместного с реципиентом анализа вопросов и ретестирования получить достоверные результаты после недостоверных первичных. Это говорит не о невнимательности, как искажающем результаты тестирования факторе, а о стабильности таких поведенческих особенностей, с которыми не может справиться данная методика.

Шкала F:

Высокие показатели по этой шкале (Т70 баллов и выше)  могут поставить под сомнение достоверность результатов тестирования.

Шкала состоит из утверждений, касающихся необычных мыслей, желаний  и ощущений, явных психотических симптомов.

Выбор таких утверждений может определяться невнимательностью, небрежностью в выборе ответов, стремлением оговорить себя, ошеломить диагноста своеобразием личности, желанием подчеркнуть дефекты своего характера, тенденцией к драматизации сложившихся обстоятельств и своего к ним отношения,  попыткой  изобразить  другое,  выдуманное  лицо, а  не свои особенности.

Пониженная работоспособность при переутомлении или при болезненном состоянии может также отразиться высокими показателями по данной шкале.

Некоторое повышение может быть результатом избыточной старательности, самокритичности и откровенности.

У личностей, в той или иной степени дисгармоничных, находящихся в состоянии дискомфорта, показатели могут находиться на уровне 65-75Т, что отражает эмоциональную неустойчивость.

Высокие показатели шкалы F, сопровождающиеся повышением профиля по 4-й, 6-й, 8-й и 9-й шкалам встречаются у лиц, склонных к аффективным реакциям, с низкой конформностью.

Показатели  выше 70Т, как правило,  отражают  высокий  уровень  эмоциональной напряженности или являются  признаком личностной дезинтеграции, что  может быть связано как с выраженным стрессом, так и с нервно-психическими нарушениями не психогенного характера.

При достоверном результате исследования, относительно высокий уровень профиля на шкале F может отмечаться у различных типов неконформных личностей, поскольку такие личности будут  демонстрировать  реакции, не характерные для  нормативной  группы, и, соответственно чаще давать ответы, учитываемые по данной шкале.

Повышение профиля на шкале F может отмечаться у очень молодых людей в период формирования личности в тех случаях, когда  потребность в  самовыражении реализуется через неконформность в поведении и взглядах.

Выраженная  тревожность и личностная потребность в помощи также обычно проявляются в относительно высоком уровне результата по описываемой шкале.

Умеренное повышение на шкале F при отсутствии психопатологической симптоматики обычно отражает внутреннюю напряженность, недовольство ситуацией, плохо организованную активность.

По существу, любая  поведенческая и  характерологическая природа, формирующая высокие показатели по шкале F мало сочетается с возможностями эффективного осуществления производственной деятельности.

В большинстве случаев, аггравация как психологическая потребность в сочувствии и внимании и сопровождающий ее поведенческий комплекс  рассматривается как несоответствующий эффективному осуществлению деятельности.

Однако бывает, что такая поведенческая система свойственна молодым людям, переживающим  состояние  некоторого напряжения  базальных  потребностей (16 PF — фактор Q4). Зачастую поведенческие реакции такого рода ситуационны и при снижении напряжения они перестают искажать поведение, оно «нормализуется», что собственно и отразиться на показателях шкалы F и в комплексе — на поведении в целом. На это стоит обратить внимание, особенно в профессионально  ориентационных мероприятиях и при отборе молодых специалистов.

Склонность следовать конвенциальным нормам и отсутствие внутренней напряженности отражается низким результатом по шкале F.

Шкала К:

Шкала состоит из утверждений, которые позволяют дифференцировать лиц, стремящихся смягчить или скрыть психопатологические явления, и лиц, чрезмерно открытых.

В оригинальном варианте теста MMPI эта шкала первоначально предназначалась только для исследования степени осторожности испытуемых в ситуации тестирования и тенденции   значительной мере неосознанной)  отрицать имеющиеся неприятные ощущения, жизненные затруднения и конфликты.

Сцелью коррекции указанной тенденции, результат, полученный по шкале К  добавляется  к  пяти из  десяти основных клинических шкал в пропорции, соответствующей ее влиянию на каждую из этих шкал.

Однако, шкала К,  помимо  своей значимости для оценки реакции испытуемого на ситуацию тестирования и коррекции результатов по ряду основных клинических шкал, представляет существенный интерес и для оценки определенных особенностей личности испытуемого.

Лица с высокими показателями по шкале К (65Т и выше) обычно формируют свое поведение в зависимости от социального одобрения и озабочены своим социальным статусом. Они склонны отрицать  какие-либо затруднения в межличностных отношениях или в контроле собственного поведения, стремятся к соблюдению принятых норм и воздерживаются от критики окружающих, если их поведение укладывается в рамки принятых норм.

Явно неконформное, отклоняющееся от традиций и обычаев, выходящее из конвенциальных рамок поведение зачастую вызывает у них выраженную отрицательную реакцию.

В связи с тенденцией отрицать (в значительной мере на перцептивном уровне) информацию, свидетельствующую о межличностных затруднениях и конфликтах, эти лица  могут не  иметь адекватного представления о том, как их воспринимают окружающие.

Основными тенденциями в таком поведении являются стойкие личностные представления о важности следования  нормам и  правилам в системах социального взаимодействия.

Такие лица глубоко убеждены, что истинным критерием соответствия высокому профессиональному статусу является наличие диплома и сертификатов об окончании курсов в системах дополнительного образования, а не уровень развития способностей и знаний и умение их эффективно применять  в  деятельности (отсюда  частое  стремление  повышать  и  расширять образование и «коллекционировать» дипломы об окончании учебных заведений).

В системе межличностных отношений, по их представлению, все уровни взаимодействия должны осуществляться исключительно в рамках норм и правил.

Складывается впечатление, что в системах взаимодействий у них нет оттенков. Любое незначительное отклонение пресекается, или воспринимается как личное оскорбление, что зачастую и приводит их к определенной групповой изоляции.

Весьма этому способствует и активная позиция по осуждению и пресечению нарушений норм и правил  (в большей  степени  данные тенденции присущи женщинам).

В данном случае мы имеем  пример  своеобразных поведенческих особенностей, построенных на системе следования нормам и правилам социального взаимодействия зачастую буквально и своеобразно понимаемых и стойко независимых от группового влияния.

Примеры таких поведенческих особенностей относительно редки, их обладатели воспринимаются как яркие, чудаковатые личности практически всегда значительно изолированные от группы и не испытывающие от этого состояния дискомфорта.

Не было бы и смысла заострять внимание на таких особенностях, если бы не существовала похожая по природе, но более  распространенная и  замаскированная поведенческая тенденция, имеющая для эффективного осуществления деятельности определяющее значение.

Речь идет о личностной тенденции своеобразного понимания и следования нормам и правилам, особенно формам и средствам организации и осуществления деятельности. Лица подобного типа  особенно пунктуальны и щепетильны в  вопросах нормирования «внешнего» поведения, отличаются «мягкостью» манер и своеобразной изысканностью в одежде.

Основные их особенности  заключаются в том, что в  системе  целеобразования и в основных вопросах организации у них, в какие то моменты наступает существенный сдвиг и полная ориентация на ситуацию как «на то, как должно быть» с игнорированием того «как есть на самом деле».

Безграничная вера в правильность  понимания и  осуществления  деятельности, отсутствие самокритичности и полное игнорирование и пресечение  внешнего влияния всегда приводят к плачевным для деятельности последствиям.

Так, безобидные на первый взгляд поведенческие особенности — более тщательная нормализация поведения трансформируется в существенное  своеобразие в личностном понимании норм и правил и, еще дальше,  в  своеобразие личностных представлений о правильности осуществления деятельности, что для последней становиться существенным испытанием.

Такая поведенческая тенденция может хорошо коррелировать с полюсом подозрительности фактора L 16 PF, отражая личностные особенности под иным углом восприятия.

С этой стороны  ведущими  поведенческими качествами могут выступать самомнение и отсутствие внимания к другим людям. Невнимание к людям может основываться на различных психических особенностях и иметь широкий спектр проявлений.

В нашем случае оно специфично и не является следствием личностного игнорирования или желанием  что то доказать, проявлением доминирования или иных аналогичных тенденций. Простое невосприятие, незамечание без всякой значимой эмоциональной окраски.

Тенденция «агрессивного нарцисса» следовать своим желаниям и своему пониманию ситуаций. Тенденция «детская», то есть сформированная в раннем онтогенезе и таким образом встроенная в поведенческую стратегию, что не позволяет опираться ни на собственный опыт и знания и, тем более, на мнения других людей.

Учитывая вышеизложенное, при выявлении похожих тенденций в диагностике производственной деятельности, особенно учитывая, что они практически не поддаются коррекционному воздействию, необходимо весьма тщательно анализировать и оценивать природу, их сформировавшую.

При незначительной выраженности (умеренное повышение профиля на шкале К) описанные тенденции не нарушают личностную социальную адаптацию, а даже облегчают ее, создавая  ощущение гармонии с окружением и одобрительную оценку принятых в этом окружении правил.

В связи с этим, лица с умеренным повышением профиля на шкале К производят впечатление людей благоразумных,  доброжелательных,  общительных, имеющих широкий круг интересов.

Большой опыт межличностных контактов и отсутствие затруднений при их осуществлении  формируют у лиц этого типа более или менее  высокую предприимчивость и умение находить правильную линию поведения. Поскольку такие качества улучшают социальную адаптацию, умеренное повышение профиля по шкале К может рассматриваться как прогностически благоприятный признак.

Лица с очень низким уровнем профиля по шкале К хорошо сознают свои затруднения, склонны скорее преувеличивать, чем  недооценивать степень  межличностных конфликтов, тяжесть отмечающихся у них симптомов и степень личностной неадекватности.

Они не скрывают своих слабостей, затруднений и психопатологических расстройств. Склонность критически относиться к себе и окружающим приводит к скептицизму.

Неудовлетворенность  и  склонность  преувеличивать существенность конфликтов делают их легко уязвимыми и порождают неловкость в межличностных отношениях.

Индекс F-K. (Индекс Уэлша):

Поскольку тенденции, измеряемые шкалами F и К, в значительной степени противоположно направлены, разность первичного результата, полученного по этим шкалам (индекс Уэлша) имеет существенное значение для определения установки испытуемого в момент исследования и суждения о достоверности полученного результата.

Среднее значение этого индекса в методике MMPI составляет 7 для мужчин и 8 для женщин.

Интервалы, при которых полученный результат может считаться достоверным (если ни одна из оценочных шкал не превышает 70 Т-баллов), составляют:

— для мужчин от18 до +4;

— для женщин от23 до +7.

Если разность составляет от +5 до +7 для мужчин и от +8 до +10 для женщин, то результат представляется сомнительным.

Чем больше разность F-К, тем более выражено стремление испытуемого подчеркнуть тяжесть своих симптомов и жизненные трудности, вызвать сочувствие и соболезнование.

Высокий уровень индекса F-К может также указывать на аггравацию.

Снижение индекса F-К отражает  стремление улучшить впечатление о себе, смягчить свою симптоматику и эмоционально насыщенные проблемы или  отрицать их наличие.

Низкий  уровень  индекса Уэлша может указывать на диссимуляцию имеющихся психопатологических отклонений.

Базисные шкалы MMPI

Общая характеристика:

1-я шкала: (ипохондрии или соматизации тревоги) сверхконтроля:

Повышение в пределах 70Т — показатель зажатости, сверхконтроля, повышенной ориентации на нормативность в качестве устойчивого свойства личности, проявляющегося избыточным вниманием к отклонениям от нормального функционирования своего организма.

При дезадаптации (т.е. при повышении показателя данной шкалы выше 70·Т) — выявляются ипохондрические черты.

Низкие показатели (50Т и ниже) имеют противоположное значение, т.е. отражают отсутствие перечисленных особенностей личности и состояния.

2-я шкала: (тревоги и депрессивных тенденций) пессимистичности:

Выявляет это качество наряду с неудовлетворенностью и склонностью к волнениям.

Ведущий подъем по 2-й шкале характерен для гипостенического типа реагирования, а показатели выше 70·Т выявляют депрессивное состояние.

3-я шкала: (истерии или вытеснение факторов, вызывающих тревогу) эмотивности:

Шкала «эмоциональной лабильности».

При повышении ее показателей в рамках нормативного разброса, отражает высокую чувствительность к средовым воздействиям и неустойчивость эмоционального состояния, усугубляющуюся при более высоких баллах (выше 70 Т) вплоть до истероидных, истерических или истероформных проявлений.

4-я шкала: (психопатии или реализация эмоциональной напряженности  в непосредственном поведении) импульсивности:

В пределах повышения до 70Т отражает стенический тип реагирования.

Выше 70 Т — импульсивное, плохо  контролируемое  поведение  психопатических личностей возбудимого круга, а также в рамках психопатоподобного синдрома резидуально-органического или эндогенного происхождения.

5-я шкала: (выраженность мужских или женских черт характера):

Отражает степень соответствия полоролевого поведения и уровень сексуальной адаптированности.

6-я шкала: (параноидности или ригидности аффекта):

В норме  отражает  склонность  к педантизму,  соперничеству и  застреванию на негативных переживаниях.

Высокие  показатели  выявляют  аффективную насыщенность переживаний, враждебность, склонность к паранойяльным реакциям.

Относится так же, как и 4-я шкала к стеническому (при значительном повышении к гиперстеническому) типу реагирования.

7-я шкала MMPI: (психастении или фиксации тревоги и ограничительного поведения) тревожности:

Выявляет повышенную боязливость, конституционально обусловленную тревожность, неуверенность, конформность, мнительность  

Показатели выше 70Т отражают проблему выраженной психастенической акцентуации, преобладание тормозимых (гипостенических) черт, тревожное состояние в рамках невротических или неврозоподобных расстройств.

8-я шкала: (шизоидности или аутизации) индивидуалистичности:

Бывает повышенной у лиц неконформных, с выраженной независимостью суждений и  поступков,  нестандартным  мышлением, что при высоких показателях проявляется как своеобразие интересов, непредсказуемость поступков, иррациональный подход к решению проблем, отрыв от реальности.

9-я шкала: (гипомании или отрицания тревоги) оптимистичности:

Выявляет уровень оптимистичности и отражает стенический тип  реагирования.

Показатели, расположенные ниже 50Т настораживают в плане снижения жизнелюбивых тенденций и общей активности.

0-я шкала: (социальной интраверсии или социальных контактов):

Отражает уровень общительности, социальной вовлеченности личности.

Обращенность преимущественно в мир субъективных переживаний (повышение до 70 Т) вплоть до замкнутости и аутичности (выше 70 Т).

Обращенность в мир реального окружения экстравертированной личности (показатели ниже 50 Т) или личности эмоционально незрелой с ослабленным самоконтролем (если показатели ниже 40Т).

1-я шкала: (ипохондрии или соматизации тревоги) сверхконтроля:

Шкала с ведущим пиком (60-69 Т) в профиле, в котором остальные шкалы находятся на уровне 45-54 Т, выявляет мотивационную направленность личности на соответствие нормативным критериям как в социальном окружении, так и в сфере физиологических функций собственного организма.

Основная проблема личности данного типа — подавление спонтанности, сдерживание самореализации, контроль над агрессивностью, гиперсоциальная направленность интересов, ориентация на правила, инструкции, инертность в принятии   решений,  избегание  серьезной  ответственности  из  страха  не справиться.

Стиль мышления инертный, несколько догматический с опорой на существующие общепринятые точки зрения, лишенный свободы, независимости и раскованности.

В межличностных отношениях — высокая нравственная требовательность как к себе, так и к другим. Скупость эмоциональных проявлений, осторожность, осмотрительность.

Противоречивое сочетание сдержанности и раздражительности создает смешанный тип реагирования, свойственный лицам с психосоматической  природой дезадаптационного поведения.

Такое сочетание проявляется постоянной напряженностью, а гиперсоциальность установок выглядит как «фасад», за которым скрывается брюзгливость, раздражение, назидательность интонаций.

При избыточной эмоциональной напряженности,  затрудненная дезадаптация проявляется повышенной сосредоточенностью на отклонениях от нормы, как в плане межличностных отношений, где лиц  этого  типа  раздражает безответственность и недостаточная  нравственность  поступков  окружающих, так и  в  сфе ре самочувствия, где чрезмерное внимание к работе внутренних органов может перерасти в ипохондричность.

В структуре  невротических расстройств  или  в рамках  неврозоподобной патологии  высокие показатели по 1-й шкале  (выше 70 Т)  выявляют  ипохондрическую симптоматику.

Ипохондричность усугубляется и приобретает характер сенестопатий при сопутствующем пике по 8-й шкале.

Сочетание пиков 1-й и 2-й шкал более свойственно стареющим мужчинам, при этом проявляется не только ипохондричность, но и усиливаются такие личностные черты, как догматизм, ханжество, становится  более инертным  мышление, в межличностных контактах сильнее проявляется осторожность, дидактичность, назидательность тона.

1-я шкала MMPI в структуре  «невротической триады»  (1,2,3 шкалы)  выявляет механизм защиты по типу «бегства в болезнь», при этом болезнь (явная или мнимая) является как бы ширмой, маскирующей стремление переложить ответствен ность за  существующие  проблемы на окружающих и рассматривается  как единственный социально приемлемый способ оправдания своей пассивности.

Подъем по 1-й шкале сопутствует, как правило, психосоматической природе дезадаптивного реагирования, а в профиле типа «зубчатой пилы»,  высокие значения 1-ой шкалы  могут выявлять основную составляющую в структуре «язвенного типа личности» и нередко отражают на психологическом уровне гастроэнтерологические проблемы, язвенную болезнь желудка и 12-ти перстной кишки.

Выраженность значений 1-ой и 3-й шкал  является  довольно  распространенной, однако чаще встречается у женщин.

Психологические свойства 3-й шкалы в значительной степени заслоняют и поглощают характеристики 1-й, если шкалы находятся на одном уровне.

При показателях 1-ой шкалы MMPI превалирующих над 3-й  выявляется пассивное отношение к конфликту, уход от решения проблем,  эгоцентричность,  маскируемая декларацией гиперсоциальных установок.

По существу,  это  неврозообразующий фактор  недостатка в детстве  эмоционального тепла и внимания  при  обычных  условиях и повышенная их демонстрация при травмах и болезнях.

Особенности психики и специфика проявлений внимания окружающих способствует формированию и закреплению  механизма манипулирования  посредством «ухода в болезнь».

При личностной незрелости данный механизм переноситься во взрослую жизнь и  трансформируется  на  окружающих  практически  не  изменяясь и перерастая в ригидный, неконструктивный поведенческий стиль снижения выраженной (неврозной) эмоциональной напряженности посредством  включения  (манипулирования) окружающих в озабоченность «болезненным» состоянием.

В поведении лиц данного типа бессознательное стремление к статусу больного является своеобразным оправданием незначительной деятельностной активности и попыткой укрепления социальных защит и определенная гарантия внима ния от окружающих в одном комплексе.

Такое поведение значительно отличается от поведения лиц, большую часть значений шкалы сформировавших в результате коррекции — присоединения к «сырым» баллам 0,5 показателя шкалы К.

В этом случае озабоченность физическим состоянием и своеобразное отношение к лекарствам, лечебным травам, настоям и иным традиционным и нетрадиционным способам лечения (при Т до 70 баллов) отражает поведенческую особенность как форму, ориентированную  на заботу о здоровье и не  сопровождающуюся жалобами и попытками привлечения внимания окружающих.

Оба этих типа, каждый на основании своей природы, демонстрируют незаурядные знания фармакологии (не являясь специалистами в этой области), приемы и методы лечения, способы голодания, тренировочные  методы  поддержания и улучшения здоровья.

Если для «ипохондрического» типа знания такого рода являются своеобразным  «профессионализмом»  пребывания  «в  болезни», то  для  лиц  «коррекционно-зависимых» они имеют иное,  двоякое свойство.  Демонстрируют  тенденцию  эффективно и основательно лечиться, всесторонне укрепляя свое здоровье и  отражают «любовь»  и активное участие в лечении и укреплении здоровья других посредством рекомендации  наиболее  эффективных  средств и методов,  обязательно испытанных на себе.

Такая «любовь» к лечению других может формировать предположение о своеобразном компенсировании недостатка внимания от  окружающих и определенной схожести в этом обоих типов поведения. Это далеко не так. Лица «корекционно зависимого» типа поведения, хоть и демонстрируют «включенность» в лечение окружающих, но делают это скорее для реализации своего хорошо адаптированного и социально одобряемого эгоцентризма, чем для привлечения внимания и манипулирования окружающими. Они таким образом лишь реализуют своеобразие своего «величия», добродушия и любви к окружающим через оказание им услуг по эффективному улучшению самочувствия.

Повышение шкалы (выше 50Т) независимо от природы, сформировавшей такое повышение, чаще всего является прогностически неблагоприятным основанием для эффективного осуществления управленческой деятельности.

Повышение шкалы в совокупности со слабым типом  темперамента в большинстве случаев отражает поведение, сопровождающееся исполнительностью, склонностью к выполнению норм и правил, с низкой личностной активностью, значительной усидчивостью, с отсутствием  потребности в  широте  социальных контактов.

Данный поведенческий комплекс вполне соответствует тем видам деятельности, условия осуществления которых предоставляют возможности для реализации таких особенностей и сами эти особенности способствуют результативной деятельности.

Вариации сильного типа темперамента и чаще, подвижного и инертного, в сочетании с высокими показателями 1-ой шкалы   «ипохондрического типа» отражаются такими особенностями, как агрессивное манипулирование окружением, низкая производственная активность при повышенной социальной.

Такое сочетание в условиях производственной деятельности чаще всего становится  активным  источником  межличностных проблем, практически не корректируется и отличается слабой управляемостью.

При «коррекционно зависимом» типе ипохондрического характера, специалисты  часто  эффективны,  особенно в  индивидуальных  или личностно обособленных видах деятельности.

Они весьма упорны в достижении цели, в деятельности часто стремятся найти «свое» или выразить личностное своеобразие. Однако, часто и  подолгу лечатся, постоянно посещают профилактические мероприятия и процедуры.

2-я шкала: (тревоги и депрессивных тенденций) пессимистичности:

Ведущий пик по 2-й шкале не выходящий за пределы нормы, выявляет пре обладание пассивной личностной позиции.

Ведущая мотивационная направленность — избегание неуспеха.

Для лиц данного типа свойственен высокий уровень осознания имеющихся проблем через призму неудовлетворенности и пессимистическая оценка своих перспектив.

Склонность к раздумьям, инертность в принятии решений, выраженная глубина  переживаний,   аналитический  склад  ума,  скептицизм,  самокритичность, некоторая неуверенность в себе, своих возможностях.

Они способны на отказ от реализации сиюминутных потребностей ради отдаленных планов.

Во избежание конфликта с социальным окружением оттормаживаются эгоцентрические тенденции.

В отношении к авторитетной для данного индивида личности, проявляются черты зависимости.

Неврозоподобный эффект при таком типе поведения концентрируется в аффилиативной области потребностей, выступающей как ведущая в структуре поведения.

Потребности в понимании, любви, доброжелательном к себе отношении, в силу особенностей поведения не реализуются в необходимой для  личности  степени и, определенным образом, еще больше усугубляют эти особенности.

Данный процесс определенным образом отражается и коррелирует с поведенческими  особенностями,  демонстрируемыми  представителями  шизоидного типахарактера, формирующими полюс робости фактора Н 16 PF.

Коммуникационный дисбаланс при сохраняемой внутренней активности же ланий широких и  глубоких  социальных  контактов и отсутствие внешней возможности их реализации из-за  доминирующей  тенденции  избегания неуспеха, формирует стройную личностную объяснительную концепцию.

В ее основу закладываются высокие личностные стандарты при выборе объектов взаимодействия и неудачи списываются на нежелание «размениваться по мелочам» в ожидании  глубоких и насыщенных взаимных чувств любви, уважения, взаимопонимания и т.п.

Отсутствие позитивного опыта социального взаимодействия и устойчивое избегание неудач приводит в стрессообразующих ситуациях к склонности к стоп-реакциям, то есть к  блокировке  активности, или  ведомом поведении,  подвластности лидирующей личности.

Защитными механизмами выступают отказ от самореализации и усиление контроля сознания.

Пик по 2-й шкале MMPI, достигающий уровня 70 Т, наряду с неврозообразующими ситуациями, оказавшими влияние на систему формирования межличностных  отношений в раннем онтогенезе, может отражать и поведенческие особенности, сформированные в результате переживаний резкого и значимого для личности разочарования после пережитой межличностной неудачи или в связи с заболеванием, резко нарушившем обычный ход жизни и перспективные планы.

Такой профиль обрисовывает определенное состояние, как минимум —  депрессивную реакцию в рамках адаптационного синдрома.

Однако, это лишь количественный аспект, выявляющий особенности не только психогенно спровоцированного состояния, но и предусматривающий пред расположенность данного индивида к такого рода реакциям в состоянии стресса.

Депрессивное состояние, это наиболее распространенная и присущая большинству людей реакция на дистресс.

Тем не менее, при ярко выраженном стеническом типе реагирования, даже в ситуации жестокого стресса, например в ситуациях длительного тревожного ожидания исхода значимой для личности ситуации, могут демонстрироваться как защитные, состояния бравады, беспечности, самодостаточности и т.п. как противоположные депрессивному состоянию проявления.

Получается, что депрессивный тип реагирования вовсе не является универсальной и сугубо обязательной реакцией на психотравму.

Высокие показатели по  2-й шкале MMPI могут выявлять у реципиента не только пониженное настроение в связи с негативными переживаниями, но и личностные особенности   склонность  к  острому переживанию неудач, к волнению,  повышенному чувству вины с самокритичным отношением к своим недостаткам, неуверенность в себе.

Эти черты усугубляются в профиле с выраженными пиками по 2-й, 7-й и 0-й шкалам и значимым снижением по 9-й. Такое поведение свойственно лицам с акцентуацией по тормозимому типу, с тревожно-мнительными чертами.

В извечном конфликте между  эгоцентрическими и альтруистическими тенденциями, представители этой группы отдают предпочтение последним с отказом от самореализации, выравнивая  тем  самым  баланс между  этими противоречивыми тенденциями и снижая риск возникновения конфликта со средой.

Если повышение по 1-й шкале означает неосознаваемый, вытесненный от каз от самоактуализации,  то  повышение по 2-й  выявляет осознанный  самоконтроль, когда нереализованные намерения в силу внешних обстоятельств или вну тренних причин отражаются  в пониженном  настроении  как результат дефицита или потери.

В то же время, лица такого типа  могут проявлять достаточную активность, следуя за лидером, как наиболее конформная и социально податливая группа.

Умеренное повышение  2-й шкалы  с наступлением  зрелого возраста рассматривается  как естественный  «нажитой скептицизм»,   более  мудрое  отношение к жизненным проблемам в противовес беспечности и оптимизму молодости, проявляющимися относительно более низкими показателями по 2-й шкале и высокими по 9-й.

Одновременное повышение  2-й и 9-й шкал отражает склонность к перепадам настроения, циклотимный вариант личности или циклотимию, что может отражаться как корреляционная зависимость с полюсом циклотимии фактора А 16 PF.

Профиль с пиками по 2-й и 4-й шкалам и значимым снижением на 9-й дол жен настораживать в плане повышенного суицидального риска, так как, помимо характеристик 2-й шкалы, добавляется снижение уровня жизнелюбия и оптимистичности, определяемого  9-й шкалой и  повышенная импульсивность,  отражающаяся 4-й шкалой.

Хотя при подобных особенностях суицидные попытки больше используются как  шантаж  окружающих и при такой  мотивации  редко планируются как окончательный выход из ситуации, такое балансирование между манипулированием и суицидными тенденциями может привести к серьезным последствиям.

В производственной деятельности высокие показатели 2-й шкалы мало способствуют эффективному осуществлению управленческой деятельности.

Коммуникационный дисбаланс не препятствует эффективному осуществле нию деятельности в видах, не связанных с обязательным проявлением  социальной активности.

Иногда, личности с такими поведенческими особенностями одним своим присутствием могут весьма эффективно стабилизировать группу и даже выступать своеобразным нормативом делового взаимодействия.

Такие работники весьма эффективны в аналитических и ряде креативных направлений деятельности без широких социальных контактов, таких как организационный и экономический анализ, марчендайзинг, оформление и промышленный дизайн и ряд других видов деятельности, где особенно важно серьезное, вдумчивое отношение к выполняемой работе.

3-я шкала: (истерии или вытеснение факторов, вызывающих тревогу) эмотивности:

3-я шкала носит название шкалы «эмоциональной лабильности».

Повышение профиля по этой шкале выявляет неустойчивость эмоций и конфликтное сочетание разнонаправленных тенденций:

  • высокий уровень личностных притязаний сочетается с  потребностью  в  причастности к  интересам группы;
  • эгоистичность, с альтруистическими декларациями;
  • агрессивность, со стремлением нравиться окружающим.

Лица с ведущей 3-й шкалой отличаются преобладанием художественного типа восприятия, известной демонстративностью,  яркостью эмоциональных проявлений при  некоторой  поверхностности  переживаний, неустойчивостью  самооценки, на которую существенное воздействие оказывает влиятельное окружение.

Их поведение сопровождается убежденностью в идентичности своего «я» декларируемым идеалам, некоторой «ребячливостью», незрелостью установок.

Легкая вживаемость в различные социальные роли, артистичность поз, мимики и жестов привлекает внимание окружающих, что  служит  для  них  стимулирующим фактором, возбуждающим и льстящим их тщеславию.

Профиль с ведущей 3-й шкалой (70 Т и выше) выявляет акцентуацию по истероидному типу, в котором вышеперечисленные особенности заострены.

Выявляются признаки эмоциональной незрелости более характерные для женского типа поведения с известным инфантилизмом, жеманством, иждивенческими тенденциями.

Несмотря на выраженный эгоцентризм и склонность жалеть себя, такие личности стремятся к нивелировке конфликта и придают большое значение статусу семейного человека.

Личностям с высокой 3-й шкалой (выше 75 Т) свойственна повышенная нервозность, слезливость, избыточная драматизация происходящих событий, склонность к сужению сознания вплоть до обморока.

В ситуации стресса, лицам с высокой 3-й шкалой в профиле свойственны выраженные вегетативные реакции.

Одной из версий формирования истероидного типа поведения выступает неврозообразующая ситуация нарушения полоролевого механизма  в процессах формирования психики на ранних стадиях онтогенеза.

В большинстве случаев неврозообразующая ситуация формируется у девочек в результате неадекватного воздействия со стороны доминантных и властных матерей в ответ на попытки ребенка и согласно его представлениям вести себя в соответствии с такой ролью.

Чрезмерность наказания в ответ на поведение, не выходящее по мнению ребенка за рамки дозволенных правил,  искажает механизм  полоролевого  поведения и все более поздние механизмы социальной адаптации формируются под воздействием этого искажения.

Психическое развитие  «застревает»  на ситуации непонимания  правил выбора стратегий поведения.

Психика ребенка  начинает  тщательно и определенным образом фиксировать поведенческие приемы и ситуации, особо отмечающиеся окружающими как значимые проявления исключительности и приводящие к восхищению.

Со временем, такие приемы, трансформируясь превратятся в «шаблоны» и будут использоваться к месту и не к месту в ситуациях взрослой жизни.

По существу, истероидный тип поведения, это комплекс двух психических тенденций.

Одна тенденция направлена на поиск социально одобряемых и приемлемых форм и методов поведения, не являющихся для психики естественными и нормальными, потому что естественные были категорически пресечены и в силу этого бессознательно воспринимаются как запретные.

Другая тенденция направлена на выработку механизмов реализации естественных желаний и потребностей в рамках таких форм, что и выражается как использование наработанных «шаблонов»  и формирует общую стратегию поведения, как «искусственную».

Над личностью во взрослой жизни продолжают давлеть «детские» авторитарные запреты и механизмами невротического «застревания» контролировать поведение.

Невротическое «застревание» легко «переносит» источник образования таких запретов на супруга и формирует особое отношение и к браку, как социальному состоянию личности и к поведенческой агрессивности, свойственной такому типу поведения.

Базисной основой формирования истероидного типа поведения, в основном являются два темпераментных типа — слабый, с превалированием процессов возбуждения и сильный, неуравновешенный тип.

При слабом типе темперамента  поведенческие особенности  при  стрессообразующих факторах легко трансформируются в систему применения защитных механизмов «ухода» в функциональные нарушения.

Невозможность соответствия «идеальным» нормам поведения объясняется как функциональная ограниченность форм жизнедеятельности.

Попытка защититься приводит к таким формам сращивания желаемого состояния  недомогания и  его реальных симптомов,  что последние отражают по существу действительные нарушения. Попытка сыграть болезнь и конверсионная симптоматика  формируют  такое состояние,  при  котором и  сам играющий в болезнь начинает верить в ее реальность.

Не последнюю роль в этом механизме играет агрессивность, в подобном виде больше принимающая форму пассивной агрессии и имеющая проявления в виде попыток сформировать у окружающих значимое чувство вины за доведение до такого тяжелого физического недомогания.

При формировании истероидного типа поведения на базе  сильного, неуравновешенного типа темперамента, конверсионная симптоматика и стратегия такого поведения мало реальна.

Повышенная базовая личностная активность не способствует пассивному уходу «в болезнь», наоборот, концентрируясь  вокруг  «ядра невроза», сосредотачивается на социальных механизмах соответствия идеальному образу «хорошей девочки», нравящейся всем.

Попытки вести себя в соответствии с идеальными представлениями, значи тельная  личностная активность и  потребность  в  сильной  инервации  как  оптимальном условии жизнедеятельности, серьезные проблемы в механизмах реализации потребностей вынуждает таких личностей к применению особого комплекса вторичных бессознательных психических защит.

В такой комплекс входит практика свободных сексуализированных отношений, поведение с акцентом на вызов общественным нормам и правилам, желание нравиться всем и применять для этого все доступные приемы и методы.

Такой комплекс является своеобразным деструктивным стремлением пове дением и действиями провоцировать неврозообразующую ситуацию далекого детства с навязчивым бессознательным желанием переживать ее вновь и вновь.

Существенным поведенческим дисбалансом при таком типе поведения выглядит механизм переноса источника «ядра невроза» на новый и никак не связанный с ним объект.

Не испытывая  эмпатической зависимости в системах личностного взаимодействия в силу несформированности самих эмпатических свойств, такие лица искуссно играют всю гамму и глубину личностной  включенности во взаимодействие и сами себя убеждают и испытывают при этом значительность своих чувств.

Отсутствие эмпатии в этих внешних  проявлениях  желания любви и восхищения со стороны всех окружающих превращает эти желания в «неистощяемые» изнутри и любое индивидуальное проявление любви и восхищения становится для них одинаково ценно и значимо. В силу этого любой личностный поведенческий «негатив» тщательно контролируется и в поведении остается только то, что наверняка может понравиться.

При выборе объекта и понимании, что отношения достаточно прочны, включается механизм переноса. Похоже, что такой перенос неврозообразующего источника на другой объект и является главным в самой бессознательной мотивации построения серьезных отношений взаимодействия.

Психика пытается первичный внешний источник ограничения механизмов удовлетворения потребностей и давно ставший внутренним и собственным, вновь «сделать» внешним и «чужим», перенося на подходящий объект свойства первичного источника. Как только это удается, психика начинает вести себя по отношению к объекту, замещающему первичный источник как к самому источнику ограничений и начинает «бороться» с ним всеми  доступными  средствами,  ограниченными в детстве. Отсюда и такой поведенческий комплекс и такой особый набор психологических защит.

С позиции объекта, замещающего источник невротических ограничений, трансформация «идеальных», хорошо контролируемых отношений в систему невротического взаимодействия с полным набором поведенческих атрибутов и деструктивных тенденций, соответствующих такому взаимодействию, неожиданна и непонятна и способствует сохранению отношений лишь до тех пор, пока объект не убедиться, что от него требуется то, чего он дать не может по определению.

Стремление объяснить природу формирования невротичекого механизма и принципы его активации и функционирования  вытекает из общепсихических особенностей, сосредоточенных в системе зависимостей невротического и нормального типов поведения.

Невротическая выраженность поведенческих особенностей, по уровню приравненная к клинической (выраженные неврозы, уровень пограничного психического состояния и психозы, как крайняя выраженность дезадаптации поведения), мало интересует неспециалистов в области психиатрии и, уж тем более, мало касается аспектов производственной деятельности.

Однако, способность сохранять в нормальном поведении стойкие поведенческие тенденции, механизмы реализации активности, элементы бессознательной мотивации и т.п. как своеобразный поведенческий устойчивый тип, идентичный невротическому, но не настолько насыщенный и дезадаптированный, способству ет изучению неврозов, как своеобразной матрицы нормального поведения.

Наличие такой способности к сохранности и «похожесть» нормального поведения на невротическое и дало возможность на базе клинических отклонений разработать целый ряд диагностических методик, включая и MMPI, и на уровне количественных показателей определять степень выраженности поведенческих особенностей как устойчивых и типовых по отношению к невротическим.

Такая невротическая особенность, как примитивно описанный в нашем случае истероидный тип, в нормальном поведении может отражаться как устойчивый тип поведения в определенной степени  (в зависимости от  выраженности по шкале) соответсвующий истероидному и сохраняющий свойственные ему тенденции.

Любое нормальное поведение является следствием комплексного сосредо точения типовых поведенческих особенностей, имеющих при клинических  отклонениях яркую, гипертрофированную выраженность, а в норме, имеющих лишь тенденцию к проявлению, либо незначительно корректирующих поведение, придавая ему своеобразие характера и личностных особенностей.

Комплексное сосредоточение типовых особенностей редко встречается как одинаково выраженное. В поведенческой системе обязательно будут превалировать над остальными один-два типа, придавая ей устойчивость и особенности, свойственные их природе и  формирующие  поведение в рамках этих особенностей.

Собственно,  определение  этих особенностей и использование их в системах организации эффективной деятельности и является главной целью.

Различные темпераментные природы при истероидном типе характера и применение «своих» видов бессознательных психологических защит не исключает из поведенческого комплекса видов защит, свойственных другому темпераментному типу. Просто они реже и менее охотно применяются.

При слабом типе темперамента и основном виде защиты посредством «ухода в болезнь» сложно физически участвовать в расширенных системах взаимодействия, зато можно великолепно применять «игровые» ролевые навыки для узкого круга зрителей.

При сильном, неуравновешенном темпераменте пассивные клинические сложности  невыносимы  из-за  невозможности реализовать активность и обеспечить оптимальный уровень возбуждения нервной системы, зато предпочтительны и применимы фантазии на темы несчастных случаев и суицидных тенденций.

В последних, замысловатым образом сочетаются компоненты жалости к себе, попытки исправить существующее положение вещей, жалость окружающих и наличие возможностей реализации агрессии.

Игры в суицид наиболее популярны у  психически активных лиц истероидного типа.  Помимо манипулирования окружающими, осуществляющегося на высочайшем артистическом уровне (потому, что и сами верят в возможность такого выхода), они дают возможность за счет ощущения и переживания страха смерти существенно снизить уровень личностной тревоги и от этого испытать своеобразное облегчение.

Сочетание в MMPI высоких 1-й и 3-й шкал с относительно низкой 2-й выглядит как римское  V  и называется   «конверсионной пятеркой». Свойства,  присущие  3-й шкале MMPI, выступают на первый план, поглощая, в значительной  степени  признаки 1-й шкалы. При этом остается актуальной ориентация на социальные нормативы, которые лишь маскируют эгоцентрические тенденции личности.

При высокой «конверсионной пятерке» трансформация невротической тревоги в  функциональные соматические расстройства в известной степени служит способом завоевания удобной социальной позиции.

Сочетание высоких показателей по 3-й и 4-й шкале значительно усиливает характеристики 3-й, увеличивая вероятность  поведенческих реакций по истерическому типу со склонностью к «самовзвинчиванию» в конфликтных ситуациях и выраженным стремлением к эмоциональной вовлеченности.

Поведенческие особенности истероидного типа представляют большие возможности для организации эффективной производственной деятельности.

Стабильное, организованное поведение, мотивационно ориентированное на широкий круг социальных контактов и эффективно оптимизированное и хорошо оснащенное для этого  личностными с редствами,  превращает  таких специалистов в уникальных, в видах деятельности, ориентированных на  внешние  факторы производственной деятельности.

Адаптированное поведение специалистов с истероидным типом характера является следствием умения управлять своей активностью и позволяет им оставаться в нормативных рамках правил, нивелируя все негативные проявления, свойственные невротическим особенностям.

Однако, значительная базовая личностная активность и превалирующая направленность на социальные контакты в ущерб нормированию и регламентации производственной деятельности требует специализированных средств управления и определенных условий деятельности, в которых такие специалисты могут быть особо эффективными и результативными.

4-я шкала: (психопатии или реализация эмоциональной напряженности в  непосредственном  поведении)  импульсивности:

В качестве ведущей в профиле, расположенном в рамках нормативного разброса,  данная  шкала  выявляет активную личностную позицию, высокую поисковую активность.

В структуре мотивационной направленности преобладают установки на достижение, сопровождающиеся уверенностью и быстротой в принятии решений.

При объективных показателях, свидетельствующих о наличии достаточно высокого интеллекта,  лица  с  данным  характерологическим типом могут демонстрировать интуитивный, эвристический стиль мышления, который без опоры на накопленный опыт и при поспешности в принятии решений может приобретать спекулятивный характер.

В поведенческом  комплексе может проявляться  нетерпеливость,  склонность к риску, высокий уровень притязаний, устойчивость которого имеет выраженную зависимость от сиюминутных побуждений и внешних влияний, от успешности предпринятых действий.

Поведение раскованно,  сопровождается  непосредственностью в проявлении чувств, в манерах. Высказывания и действия часто опережают планомерную и последовательную продуманность поступков.

Может проявляться тенденция к противодействию внешнему давлению, склонность опираться в основном на собственное мнение, а еще больше — на собственные побуждения.

Поведение  окрашивается выраженным отсутствием конформности, стремлением к самостоятельности и независимости. В состоянии эмоциональной захваченности — преобладание эмоций  гнева или  восхищения, гордости или презрения, т.е. ярко  выраженные, полярные по знаку эмоции, при этом контроль интеллекта не всегда играет ведущую роль.

В личностно значимых ситуациях может проявляться конфликтность.

В стрессе  проявляется  действенный,  стенический  тип  поведения, решительность, мужественность.

Лица данного типа плохо переносят однообразие, монотония нагоняет на них сонливость, стереотипный тип деятельности — скуку.

Императивные способы воздействия, авторитарный тон могут натолкнуться на заметное противодействие, особенно, если лидер не пользуется должным авторитетом и не  вызывает  у  данной личности  уважения, восхищения или  изумления.

Одной из версий формирования психопатического типа  поведения является стойкая недостаточность внимания, «теплоты»  взаимодействия  и  заботы  на ранних стадиях онтогенеза.

В крайних проявлениях, невнимание родителей (или лиц, их замещающих) приводит к невозможности формирования механизма обратной личностной зависимости, играющего для формирующейся психики  важную роль в будущих структурах социального взаимодействия.

В ответ на нереализованную социализированную потребность в заботе и взаимодействии, психика начинает вынужденно развиваться и функционировать в автономном, социально изолированном режиме. Подобное развитие может приводить к структурному базовому отношению, как отношению с отсутствующими личностными социализированными обязательствами.

Более широко и условно данное отношение можно определить как отсутствие совести.

Если рассматривать понятие совести как систему внутреннего личностного отношения к последствиям от поступков и действий, то в нашем случае такое отношение не было сформировано, его некому было формировать и психике пришлось в автономных условиях адаптироваться к жизнедеятельности без этого важного психического компонента.

Не обладая совестью как внутренним критерием оценки поступков, психика развивается, ориентируясь на внешние критерии.  «Хорошо» и «плохо» начинает фиксироваться по последствиям внешнего реагирования. «Плохое» становится «плохим», если это заметили и на это отреагировали. Все, что не заметили и на что не прореагировали (не наказали) является «хорошим».

Естественно, что такая система градации последствий формирует такие поведенческие особенности как хитрость, ловкость, повышает интуитивное чутье опасности, формирует и развивает агрессивность как превентивную систему защиты и многие другие свойства, присущие психопатическому типу характера.

Базовым темпераментным свойством для психопатического типа является сильный, неуравновешенный тип.

Для слабого типа темперамента не хватает «энергетики», а сильный, уравновешенный и подвижный и инертный  типы достаточно стабилизированы в проявлении активности и менее нуждаются во внимании в периоды формирования социализированных комплексов объектного взаимодействия.

Темпераментные особенности окрашивают поведение и придают ему целый ряд свойств, сконцентрированных в области личностной активности.

Сама по себе психофизиология реагирования ничем не отличается от стандартных  параметров  темпераментных  особенностей и именно социализированные компоненты психики ориентируют ее соответствующим образом.

В процессе жизнедеятельнеости постоянно решаются три основные задачи, вокруг которых и формируется основная личностная направленность.

Первая — реализация личностной активности и обеспечение оптимальной инервации функционирования психики.

Вторая — обеспечение максимально высокого социального статуса как положения, отражающего исключительность личности.

Третья — стремление к манипулированию и управлению и собственно манипулирование как отражение способности это делать без значимой ориентации на результат.

В стремлении манипулировать окружающими концентрируется желание и умение управлять как и отражение исключительности, так и реализуется своеобразный объектный перенос, свойственный всем неврозообразующим комплексам.

Подобные поведенческие тенденции хорошо коррелируют и проявляются в полюсе   доминирования  фактора  Е  и полюсе  проницательность   фактора N 16 PF  и отражают в поведенческом своеобразии механизм слияния и реализации этих трех личностных задач.

Высокие показатели по  4-й шкале MMPI  (выше 70 Т)  выявляют   гипертимный (возбудимый) вариант акцентуации, характеризующийся повышенной импульсивностью. Одной из особенностей такого поведения является затрудненный самоконтроль.

При этом, на фоне хорошего интеллекта, такие личности обладают способностью к не шаблонному подходу в решении проблем, к моментам творческого озарения. Над человеком не довлеют догмы традиционного подхода и недостаточная опора на опыт компенсируется механизмом самобытно-творческого восприятия и переработки актуальной информации.

Выраженная тенденция к творческому подходу при решении проблем особенно свойственна лицам с высоким уровнем интеллекта и профилем с пиками по 4-й и 8-й шкалам и низкими значениями по 2-й или 9-й.

При таких поведенческих особенностях своеобразие мышления может сопровождаться и своеобразием личностных переживаний, импульсивностью поведенческих реакций и общей системой неконформного поведения, что требует повышенного внимания к определению соответствия взглядов и поведения в целом общепринятым нормам. 

Высокий пик по 4-й шкале (выше 75 Т) выявляет психопатические черты возбудимого типа, выраженную импульсивность, конфликтность, усиливая характеристики сопутствующими повышениями по другим шкалам стенического регистра — 6-й, 9-й, и, придавая соответствующие им черты поведенческих особенностей, высокими показателями 3-й и 8-й шкал.

При сочетание высоких 4-й и 2-й шкал, свойства последней ослабляют агрессивность, неконформность и импульсивность показателей 4-й шкалы, так как здесь отмечается более высокий уровень контроля сознания над поведением.

Два равновысоких пика 2-й и 4-й шкал в профиле выявляют внутренний конфликт, уходящий корнями в изначально противоречивый тип реагирования.

В поведенческой структуре сочетаются разнонаправленные тенденции —  высокая поисковая активность и динамичность процессов возбуждения и выраженная инертность и психическая неустойчивость.

В поведении это проявляется наличием противоречивого сочетания высокого уровня притязаний с неуверенностью в себе, высокой активности с быстрой истощаемостью, что характерно для неврастенического типа переживаний.

При неблагоприятных социальных условиях, такие особенности могут служить почвой для алкоголизации, а также для развития некоторых психосоматических расстройств.

Пики по 4-й и 6-й шкалам MMPI  отражают эксплозивный (взрывчатый) тип реагирования.

Высота пиков в пределах 70-75 Т отражает акцентуацию этого типа, более высокие показатели свойственны профилю психопатической личности возбудимо го типа с тенденцией к взрывным агрессивным реакциям.

Если личностные особенности, присущие данному профилю и проявляющиеся выраженным чувством соперничества, лидерскими чертами, агрессивностью и упрямством, канализированы в русло социально приемлемой деятельности, то обладатель этих свойств может оставаться достаточно адаптированным в основном за счет оптимальной для него социальной ниши, в рамках которой такие качества и свойства предпочтительны и приемлемы.

В ситуациях авторитарно-императивного давления, любых форм противодействия, задевающих самолюбие и престиж личности, агрессивных реакций со стороны окружающих, лица с данным типом профиля легко теряют адаптивный режим состояния и дают эксплозивную реакцию, степень контролируемости которой определяют показатели шкал, отражающих тормозимые черты.

В производственной деятельности особенности адаптивного поведения психопатического типа характера могут и находят весьма эффективные виды и способы применения.

Основная проблема при работе с лицами данного типа — это мотивационно-целевая система группового взаимодействия.

Личностные качества и свойства, формирующие направленность, изначально изолируют таких специалистов из систем общих для группы целей. Однако, если предоставить им возможность самостоятельно формировать групповые цели и, при этом, успешность деятельности будет адекватно отражаться и на их статусном положении, то такие условия существенно нивелируют негативные для деятельности особенности поведения.

При построении оптимального взаимодействия на основе соответствия личностных и групповых целей, при оптимизации условий деятельности и выполнении ряда второстепенных и вполне осуществимых условий можно значительно повысить эффективность и результативность деятельности за счет привлечения работников с такими поведенческими особенностями.

5-я шкала: (выраженность мужских или женских черт характера):

5 шкала MMPI по-разному интерпретируется в зависимости от пола испытуемого.

Повышенные показатели по 5 шкале в любом профиле означают отклонение от типичного для данного пола ролевого поведения и усложнение сексуальной адаптации.

В остальном, интерпретация носит полярный характер в зависимости от того, женский или мужской профиль подлежит расшифровке.

В профиле мужчин повышение по 5 шкале выявляет пассивность личностной позиции (если другие шкалы не противоречат этому), гуманистическую направленность интересов, сентиментальность, утонченность вкусов, художественно-эстетическую их направленность, потребность в дружелюбных, гармоничных отношениях, чувствительность, ранимость.

В межличностных отношениях склонность к сглаживанию конфликтов, сдерживанию агрессивных или антисоциальных тенденций выявляется даже в тех профилях, где повышенная 5-я шкала сочетается со столь же повышенными шкалами стенического регистра 4-й, 6-й или 9-й.

Довольно часто встречается повышение 5-й шкалы в нормативном профиле подростков и юношей. В основном это является следствием определенной недифференцированности полоролевого поведения и мягкости, несформированности характера.

Подобное явление может вызывать определенные трудности в процессах профессионального отбора. С возмужанием показатели 5-й шкалы имеют тенденцию к снижению.

В период старения, нарушение сексуальной адаптации находит свое отражение в повышении профиля по 5-й шкале. Аналогичные нарушения могут отражаться и при некоторых хронических заболеваниях, сопровождающихся снижением либидо.

Профиль с пиками по 5-й и 8-й шкалам и низкими значениями по 4-й, характеризует нарциссический тип личности со склонностью к демагогии, самовлюб ленности, эстетствующему резонерству, манерности.

Такое поведение свойственно «холодным» индивидуалистам, чувствительным к диссонансу своего «Я» с окружающей средой и, в силу этого, питающим слабость лишь к тем, кто перед ними преклоняется.

Данные поведенческие особенности хорошо коррелируют с личностными свойствами, отраженными полюсом подозрительности фактора L 16 PF и значительно конкретизируют поведенческий тип.

В профиле, отражающем стенический тип реагирования, относительно низкие показатели 5-й шкалы (50 Т и ниже) выявляют типично мужской стиль полоролевого поведения, жесткость характера, отсутствие сентиментальности.

У женщин высокие показатели 5-й шкалы MMPI отражают черты мужественности, независимости, стремление к эмансипации, самостоятельности в принятии решений.

В профиле стенического типа повышение 5-й шкалы усиливает черты  жестокости, а в гиперстеническом профиле — антисоциальные тенденции.

При одновременно повышенной 5-й и низкой 3-й шкалах обнаруживается отсутствие, обычно присущей женщинам кокетливости, мягкости в общении, дипломатичности в межличностных контактах. При этом, достаточно ярко  проявляются мужеподобные характеристики поведения.

Особенности полоролевого поведения женщин с высокой (70 Т и выше) 5-й шкалой в профиле приобретают черты мужского стиля.

В поведении превалируют тенденции прагматического отношения к социальным контактам с отсутствием склонности к постоянству и душевной привязанности.

Данные тенденции усиливаются при профиле с пиками по 4-й, 5-й и 9-й шкалам и низкими значениями по 0-й шкале.

Низкие показатели 5-й шкалы в женском профиле отражают традиционно женский стиль полоролевого поведения — стремление быть опекаемой и найти опору в муже, мягкость, сентиментальность, любовь к детям, приверженность семейным интересам.

Сочетание низких показателей  5-й шкалы с повышенными  3-й и 8-й свойственны женщинам с выраженной эстетической ориентированностью, с богатым воображением, эмоциональностью и впечатлительностью. Обычно такое сочета ние сопровождается склонностью к быстрому вживанию в разные ролевые позиции и художественные образы, проявляется  богатой  пластикой  тела и  выразительной мимикой и интонацией.

Для тенденций, определяемых данным фактором не существует однозначной базовой психической основы.

Можно предположить, что слабый тип темперамента может способствовать формированию «сглаженности» мужских черт в мужском профиле и вариации сильного темперамента могут содействовать формированию «мужественности» в женском профиле.

В таком случае, из поведенческой системы полностью выпадают энергетически активные мужчины нетрадиционной полоролевой ориентации и активные «традиционные» женщины.

Причин, деформирующих полоролевое поведение много и концентрироваться они могут и в области неврозообразующих факторов раннего онтогенеза и в области формирования более поздних социализированных поведенческих структур, например в период пубертатного формирования половой идентичности, непосредственно предшествующий и являющейся основой для межполового взаимодействия.

Для производственной деятельности эти причины наименее значимы из всей совокупности причин, отклоняющих поведение потому, что практически не дают свободы маневра в построении эффективных моделей производственной деятельности.

Любые вариации отклонений и мужского и женского поведения не дают ощутимых преимуществ в повышении эффективности производственной деятельности.

Повышенная женская «мужественность» легко заменяется даже средней мужской «мужественностью», а мужская «женственность» карикатурно демонстративна и социально отвергаема обоими полами.

Производственная деятельность гендерно более или менее индефферентна и, в силу этого, полоролевое несоответствие негативно влияет на систему межличностных отношений и является прогностически неблагоприятным признаком.

 6-я шкала: (параноидности или ригидности аффекта):

6-я шкала MMPI  с единственным пиком в профиле, не выходящим за рамки нормального разброса, отражает устойчивость интересов, упорство в отстаивании собственного мнения, стеничность установок, активность позиции, усиливающуюся при противодействии внешних сил.

Лицам такого типа свойственна практичность, трезвость взглядов на жизнь, стремление к опоре на собственный опыт, синтетический склад ума с выраженным стремлением к системным построениям и конкретике, к точным наукам и сферам знаний.

Лица с ведущей 6-й шкалой в профиле проявляют любовь к аккуратности, верность своим принципам, прямолинейность и упорство в их отстаивании.

Изобретательность и рациональность склада ума может сочетается с его недостаточной гибкостью и трудностями переключения при внезапно меняющейся ситуации. 

Им импонирует точность и конкретность,  раздражает аморфность, неопреде-ленность заданий, безалаберность и неаккуратность окружающих людей.

В межличностных контактах проявляется чувство соперничества, соревновательности, стремление к престижной роли в референтной группе.

Высокая эмоциональная захваченность доминирующей эгоистической идеей, способность «заражать» своей увлеченностью других и выраженная склонность к планомерности действий является фундаментом для формирования лидерских черт, особенно при хорошем интеллекте и высоком профессионализме.

Коротко говоря, люди такого типа аффективны, обидчивы, упрямы, трудолюбивы, изобретательны, искренни и наивны. Им может быть свойственна жесткость, злобность и ригидность мышления.

Ригидность аффекта у лиц такого типа связана главным образом с эгоистическими побуждениями, а особенности поведения обычно являются ответом на действия окружающих, воспринимаемые аффективно, как ущемляющие личность и уже на этой основе осуществляется построение ригидных личностных установок.

Формирование таких установок зачастую происходит на основе ошибочного восприятия или неправильной интерпретации ситуаций межличностного взаимодействия. Такие ситуации представляются как внутренне логично обоснованные и даже опирающиеся на реальные факты попыток личностного ущемления.

Ригидный аффект, связанный с эгоистическими побуждениями, обусловливает злопамятность. С ним связано и длительное переживание собственных успехов, причем это переживание включает гордость своей ценностью, повышенное себялюбие и недовольство отсутствием или недостаточностью признания со стороны окружающих.

Лица такого типа значимо озабочены своим престижем и отличаются повышенной чувствительностью по отношению к действительным или мнимым несправедливостям.

Сочетание сензитивности с тенденцией к самоутверждению порождает подозрительность, критическое, враждебное или презрительное отношение к окружающим, упрямство, а нередко и агрессивность.

Лица такого типа честолюбивы и руководствуются твердым намерением быть лучше и умнее других, а в групповой деятельности неизменно стремятся к лидерству.

Они неспособны к психическому «вытеснению» и в силу этого для удовлетворения честолюбия и «психической оптимизации» жизнедеятельности постоянно нуждаются в реальных достижениях, подтверждающих их престиж и значимость.

Подобная тенденция может формировать высокую мотивированность и большую продуктивность в областях и видах деятельности, где уровень достижений определяется и зависит от уровня мотивации, упорства и достаточно нормирован.

Даже умеренное повышение показателей 6-й шкалы обычно указывает на аффективную ригидность, склонность к подозрительности, тенденцию к обдумыванию действий окружающих, представляющихся некомпетентными или недобросовестными, особенно в соблюдении норм и правил деятельности.

Базисной основой такого типа поведения является наиболее глубинная, мало изученная и, в силу этого, не вполне очевидная и однозначная по влиянию на психику система предметного взаимодействия, формирующаяся на очень ранних стадиях онтогенеза.

В процессе психического развития формируются механизмы предметного взаимодействия. Происходит своеобразный процесс изучения предметных свойств и их посреднического значения между личностью и объектами (родителями).

Сама система объектного взаимодействия начинает развиваться и усложняться через предметы в виде игрушек, посуды, одежды и т.д.

Данный процесс весьма стабилен и в силу неразвитости социализированных психических структур и в силу относительно малой значимости предметных функций для этого процесса. Однако, и в нем могут происходить своеобразные отклонения, формирующие поведенческие особенности.

Выражаются они в большем для психики предметном посредническом значении. То есть, в нормальном функционировании, психика, пройдя стадию посреднического предметного развития, переходит в другую стадию, нормально используя предметы исключительно с позиции их функциональности.

В нашем случае, своеобразие выражается как процесс наделения предметов некоторыми объектными свойствами или, более точно — как неполное разделение предметных и объектных свойств.

Предмет, будучи исключительно функциональным посредником в процессе объектного взаимодействия, перетянул на себя часть объектных свойств и сам превратился в своеобразный объект.

Такое своеобразное «застревание» на стадии предметного взаимодействия всегда сопровождается тремя основными поведенческими свойствами, ранжированными по степени формирования.

Первое — бессознательное стремление к овладению неограниченным количеством предметов потребления и, как высшая стадия — материальное (денежное) накопление как бессознательная тенденция бессмысленного (неупотребляемого) владения.

Второе — четкое и особое структурное отношение к предметному взаимодействию.

Такое отношение выражается в бессознательном стремлении к порядку, чистоте, опрятности, разработке ритуалов уборки жилья, определения обоснованного места для каждого предмета и четкое соблюдение правил и порядка его использования и т.п.

Третье — перенос и использование правил предметного взаимодействия в  системы социализированного объектного взаимодействия.

Если первые два основных поведенческих свойства относительно мало влиятельны на общую структуру поведения и могут рассматриваться как «хобби», то третье весьма значимо и может служить основой для широкого поведенческого многообразия.

Третье поведенческое свойство корректирует проявления двух важных личностных психических качеств — агрессивности и волевых компонентов.

Агрессивность и воля в поведенческих проявлениях особенностей психической структуры — это, в определенной степени, проявления активности соперничества как состояния межличностного взаимодействия и сам уровень ее эффективного проявления.

В нашем случае система объектного взаимодействия является предметной и активность реализуется опосредованно через предметное взаимодействие не проникая в системы прямого межличностного взаимодействия. Поэтому у лиц такого типа трудно встретить ситуации проявления открытой межличностной агрессии и они редко участвуют и стараются избегать ситуаций, требующих крайних проявлений значимых волевых свойств.

И активность и воля концентрируются в рамках функциональных свойств межличностного взаимодействия. Сама система взаимодействия строится и осуществляется на принципах функционального взаимодействия. Поэтому структурной основой взаимодействия и является нормирование и регламентация. И внутреннее отношение и внешние проявления отражают эту нормированность и формируют поведенческие особенности.

Не удивительно, что лица такого типа обладают большой устойчивостью к стрессообразующим ситуациям. Их просто не затрагивают внефункциональные проявления взаимодействия, они не воспринимают и не понимают, чего от них хотят вне рамок норм и правил, зато великолепно ориентируются в рамках правил и активно и настойчиво (проявление воли) участвуют в наведении справедливости при их нарушении.

Способность жить по правилам для них единстванная доступная система межличностного взаимодействия. Нарушение правил ставит их в тупик и «вынуждает» бессознательно «обесценивать» и ситуации таких нарушений и лиц, их формирующих.

Невозможность избежать таких ситуаций (должностное производственное взаимодействие, социально-бытовое, вынужденно групповое) провоцирует максимальную концентрацию активности (агрессии) и воли на изменение таких ситуаций и приведение их в соответствие с понимаемыми нормами и правилами.

Последствия такой борьбы на уровне клинической поведенческой дезадаптации формируют широкую гамму поведенческих свойств, от компульсивных неврозов, до параноидных конструкций обширной модификации.

И клиническая дезадаптация и нормальные проявления поведенческих особенностей отражаются строением профиля личности.

Сочетание пиков на 6-й и 1-й шкалах характерно для лиц, у которых беспокойство за состояние физического здоровья развивается на базе аффективной ригидности. При этом число неприятных физических ощущений невелико, но значимость соматических ощущений и их влияние на поведение весьма высоки.

Пики на 6-й и 2-й шкалах MMPI отражают склонность к возникновению аффективно насыщенных бредоподобных идей у исходно субдепрессивных личностей и наличие тоскливо-злобного построения.

При таких особенностях часто проявляются трудности в системе межличностных отношений, а подозрительность и злобность способствуют нарушению социальной адаптации.

О глубокой дезадаптации свидетельствует и сочетание пиков на 6-й и 3-й шкалах. В этом случае стремление ориентироваться на внешнюю оценку наталкивается на представления о враждебности со стороны окружающих.

В результате сочетания этих тенденций, подозрительность и агрессивность подавляется при социальных взаимодействиях и даже декларируется положительное отношение и к окружающим и к ситуациям взаимодействия. Однако, иногда, для давления на окружающих применяются немногочисленные, но упорные соматические жалобы.

Особенно это явление выражается при сочетании пика 6-й шкалы и «конверсионного V» невротической триады.

Сочетание пиков 6-й и 4-й шкал отражает склонность к асоциальному поведению.

При таких особенностях характерно пренебрежение морально-этическими нормами, обычаями и правилами.

Чем выше 6-ая шкала MMPI по отношению к 4-й, тем чаще асоциальные проявления сменяются стойкой недоброжелательностью по отношению к окружающим.

Таким лицам присуща угрюмость или дисфорически-злобный аффект, склонность к упорным возражениям и вспышкам агрессии.

Открытые проявления нетерпимости, враждебности, подозрительности и иных свойств, отражаемых 6-й шкалой будут более выражены при снижении значений 5-й шкалы для мужчин и при повышении их у женщин.

Специализация таких модификаций в основном определяется темпераментными особенностями и ситуационными факторами.

Темпераментные свойства формируют уровень активности и «окрашивают» поведенческие свойства, ситуации провоцируют и запускают дезадаптационные механизмы.

В нашем случае, поведенческие модификации дезадаптационных форм и их разнообразие наименее интересно, так как исключительно находятся в зоне психиатрических знаний и категорически неприемлемы для любых видов производственной деятельности.

Собственно и личностные особенности хорошо адаптированных лиц такого типа и специфика их формирования и проявления дают огромное количество аналитического материала, не способствующего однозначности выводов в модельных прогнозах деятельности..

Лица такого поведенческого типа демонстрируют существенный набор позитивных для деятельности свойств.

Основными из них являются исполнительность и стремление следовать нормам и правилам, превалирующая тенденция статусного роста.

Несмотря на то, что их тенденция статусного роста является следствием личностной эгоистической направленности, целиком ориентированной на занятие комфортного с позиции психики положения в системе нормированной деятельности (ярко выраженный карьеризм), она довольно часто реализуется в высокие должностные назначения, особенно в системах административно-хозяйственной направленности, способствующих бюрократическим механизмам организации деятельности.

Складывается впечатление, что такие организации целенаправленно комплектуются специалистами и руководителями, по своему психическому складу стремящимися еще больше формализовать и нормировать, «обесчеловечить» и без того до предела формализованную и нормированную деятельность.

Если для административно-хозяйственной управленческой деятельности  личностные особенности рассматриваемого типа могут выглядеть как позитивные, то для большинства видов производственной деятельности, особенно управления, они мало приемлемы.

Специалисты такого поведенческого типа могут быть весьма эффективны в областях деятельности, условия осуществления которых нормализованы и регламентированы.

Прикладная экономика и бухгалтерия, практически все виды «функциональных» производств — все, что требует от специалиста пунктуальности, усидчивости, скрупулезности следования нормам и правилам, внимательности к деталям и, к тому же не требует непосредственных и интенсивных личностных  взаимодействий.

Особенно наличие последнего условия может весьма способствовать значительному «улучшению» характера.

Осуществление взаимодействия на принципах «предметности» — через цифры, нормы и правила, не только гармонизирует внешние поведенческие проявления, но и внутренне способствует хорошей психической стабилизации через оптимальное понимание правил деятельности.

Такая стабилизация в определенной степени способствует снижению и статусных тенденций. Пропадает значимая основа для мотивации достижения. Нет смысла стремиться к изменению статусного положения с целью оптимизировать и без того стабильное и оптимальное (устраиваемое как система взаимодействия) положение.

Естественно, что такое возможно лишь при условии совпадения внутренних личностных и внешних, реальных статусных критериев. Способствует этому высокий уровень материального вознаграждения, дающий возможность накапливая материальные (денежные) средства, реализовывать основную бессознательную тенденцию — «хобби» накопления.

Чтобы специалист такого поведенческого типа эффективно функционировал в производственной деятельности, необходимо его значительно материально стимулировать, ограничить непосредственное личностное взаимодействие, нормировать и регламентировать условия осуществления деятельности, изолировать от принятия стратегически определяющих решений, ограничить статусные тенденции, исключить из ситуаций должностного конкурирования и т.п.

Из изложенного видно, что производственная деятельность лицам такого типа может предложить весьма ограниченный фронт приложения усилий.

Такой поведенческий тип не нуждался бы в пристальном внимании, если бы его представители не обладали рядом выраженных и поверхностно весьма перспективных для деятельности особенностей.

Почти фанатичная целеустремленность, последовательность и независимость от группового влияния, строгое следование нормам и правилам лично и требование от других, стремление к статусному росту и личностному признанию, профессиональное совершенствование, безупречный внешний вид и т.п. — портрет практически идеального руководителя.

Нераспознание такого поведенческого типа и привлечение таких специалистов к осуществлению деятельности без ограничений может привести к серьезным негативным и для специалиста и для деятельности последствиям.

Лиц такого поведенческого типа сложно распознать. Ведущий пик по 6-й шкале MMPI часто сопровождается низко расположенным профилем, отражающим тенденцию скрывать глубину имеющихся личностных проблем. Это связано с повышенным чувством осторожности и недоверчивости, свойственной таким лицам.

Особенно должны настораживать профили с «утопленной» 6-й шкалой. Показатели ниже 50 Т неправдоподобны и являются следствием гиперкомпенсаторных

установок личностей агрессивного толка, отражающих их избыточную тенденцию к подчеркиванию своих миротворческих отношений.

7-я шкала: (психастении или фиксации тревоги и ограничительного поведения) тревожности:

7-я шкала относится к показателям гипостенического, тормозимого типа психического реагирования.

Повышение профиля выявляет преобладание пассивно-страдательной позиции, неуверенность в себе и в стабильности ситуации, высокую чувствительность и подвластность средовым воздействиям, повышенную чуткость к опасности.

В поведении лиц такого типа превалирует мотивация избегания неуспеха, сензитивность, установка на конгруэнтные отношения с окружающими, зависимость от мнения большинства.

Лица данного типа отличаются развитым чувством ответственности, совестливостью, обязательностью, скромностью, повышенной тревожностью в отношении мелких житейских проблем, тревогой за судьбу близких.

Им свойственна своеобразная эмпатийность — чувство сострадания и сопереживания, повышенная нюансированность чувств, выраженная зависимость от объекта привязанности

Мышление несколько инертное. Своеобразие целевого контроля с элементами «колеблющегося» внимания выражается в склонности к перепроверке сделанного, повышенным чувством долга.

Отмечается выраженная интуитивность, склонность к сомнениям, рефлексивность, критичность самонаблюдения с тенденцией к заниженной самооценке.

Умеренное повышение значений 7-й шкалы у мужчин сопровождается такими поведенческими особенностями как застенчивость, сентиментальность, миролюбие, выраженная индивидуальность, часто с чувством неудовлетворенности.

У женщин — чаще является признаком невротической реакции и выражается как повышенная сензетивность, совестливость, придирчивость и педантичность в работе, развитая интуитивность.

Общая для мужчин и женщин тенденция — нерешительность с отсутствием уверенности в себе.

Пик по 7-й шкале MMPI характерен для лиц с выраженными тревожно-мнительными чертами со склонностью к самобичеванию, «пережевыванию» различных  проблем и болезненному самонаблюдению.

Часто внимание концентрируется на своих дурных привычках, трудностях взаимоотношений и проявлении авторитета.

Лица такого типа очень озабочены вопросами морали и являются наиболее тревожными из представителей всех характерологических типов.

Психической особенностью такого типа поведения является низкая способность к вытеснению отрицательных сигналов и повышенное к ним внимание. Они стремятся удержать в центре внимания даже несущественные факты, учитывать и предвидеть даже маловероятные возможности и находятся в состоянии постоянной тревожности.

Лица такого типа малоспособны выделить в совокупности фактов действительно важное и существенное, абстрагироваться от малозначительных деталей.

В деятельности такое поведение выражается как ведущая тенденция избега ния неуспеха и формируется страхом перед возможностью навлечь на себя опасность неверным поступком или потерпеть неудачу в результате допущенной ошибки.

Этот страх лежит в основе ограничительного поведения, которое проявляется в отказе от деятельности в тех случаях, когда успех не представляется гарантированным.

Тенденция избегания неуспеха трансформируется в склонность разрабатывать систему правил, избавляющую от необходимости принимать решение в каждом отдельном случае, что может производить впечатление ригидности, упрямства и формальности. Такая система правил — своеобразная борьба с навязчивым беспокойством, внутренней психической напряженностью и низкой помехоустойчивостью.

Ситуации с непредсказуемым исходом, быстрой сменой значимых, неупорядоченных и не поддающихся планированию факторов являются для лиц такого типа поведения стрессообразующими.

Базовой основой таких поведенческих особенностей является чрезмерная  родительская строгость или «жесткость» отношения в период формирования  «эмпатической социализации» в развивающейся психической структуре.

Неадекватность одинокой матери, выражающаяся в отношении к ребенку как к помехе в построении личных отношений и (или) постоянному напоминанию своим присутствием о пережитой семейной неудаче, заставляет детскую психику адаптироваться определенным образом.

Для мальчиков и девочек последствия такой адаптации различны. Вероятно, что гендерные психические различия уже на ранней стадии онтогенеза предпола гают у мальчиков меньшую зависимость от матери как объекта в процессе формирования социализированных структур поведения.

Поэтому «жесткое» отношение в период социализации или, вернее сказать —  последствия такого воздействия выражаются в мужском типе такого поведения лишь как сентиментальность и миролюбие и сопровождаются большой и своеобразной «привязанностью» к матери и в зрелом возрасте, что своеобразно «окрашивает» поведение и вызывает трудности в отношениях с другим полом, но практически не дезадаптирует поведение в целом и очень редко приводит к невротическим отклонениям.

Для девочек «эмпатическая социализация» — это важный и значимый процесс формирования личностной социализации, в котором мать не только объект половой идентификации, но и «путеводитель» в поведенческих стратегиях.

«Жесткое» отношение в этом процессе формирует модель недостижимого «идеального Я», которое постоянно ставится в пример и попытки соответствовать этой модели и формируют системы дезадаптационного поведения, приводящие к невротическим отклонениям.

Особенностями такого поведения является низкий порог стрессообразования. Этому способствуют и темпераментные особенности в виде слабого типа нервной системы и доступная стратегия бессознательной защиты от внешнего «объектного» давления.

Совокупность таких особенностей хоть и формирует поведенческие модификации, но все их многообразие сосредотачивается в приемах обороны.

Сочетание пиков на 7-й и 1-й шкалах указывает на легко возникающее беспокойство о состоянии своего физического здоровья как следствия высокого уровня тревоги и стремления избежать вероятные опасности.

Тревожные опасения за состояние своего физического здоровья часто сочетаются с более или менее неопределенными неприятными физическими ощущениями.

При высокой склонности к образованию фиксированных навязчивых страхов, соматические ощущения относительно постоянны и немногочисленны.

Обычно такая поведенческая система отражается и повышенными значениями 2-й шкалы, а уровень 9-й зависит от пессимистической оценки ситуации и уровня личностной активности.

Такой личностный профиль обычно сопровождается и высокими значениями шкалы F и низкими шкалы К, что отражает степень «базовой» тревожности и бессознательную потребность в помощи.

Сочетание пиков на 2-й и 7-й шкалах MMPI обычно свидетельствует о том, что пониженная самооценка и пессимистическая оценка перспективы, свойственные депрессивному типу (изолированный пик 2-й шкалы) в этом случае более выражены и стабильны и сочетаются с постоянной внутренней напряженностью, тревогой или страхами.

Высокие значения 7-й шкалы и более или менее выраженное снижение показателей 9-й могут отражать личностную мрачную окраску ситуаций жизнедеятельности и дальнейших перспектив, ощущение собственной недостаточности, что может сопровождаться снижением деятельностной продуктивности, инициативы и формирует общее ощущение подавленности.

Сочетание пиков 7-й и 2-й шкал и повышение профиля на 3-й шкале MMPI может отражать сочетание тревожных и фобических расстройств с тенденцией к яркой и красочной демонстрации своего состояния со стремлением вызвать покровительственное отношение окружающих посредством подчеркнутой беспомощности.

Изолированные пики 7-й и 3-й шкал отражают относительно редкий и выражено дисгармоничный поведенческий тип. В нем сочетаются элементы полярных личностных структур — склонность к пунктуальности, тщательности, точности, стремление к основательности, некоторая тяжеловесность и заниженная социальная спонтанность парадоксальным образом сочетаются с демонстративностью, эгоцентричностью, стремлением быть в центре внимания.

Такие поведенческие особенности сопровождаются частыми реакциями тревоги, поскольку сохраняя высокую потребность во внимании, признании и общем демонстративном поведении, лица такого типа значительно более критичны, чем чисто демонстративные личности и весьма болезненно реагируют на замечаемые отрицательные сигналы.

Сочетание высоких значений по 7-й и 4-й шкалам MMPI при относительно сниженных показателях 2-й шкалы отражают поведенческие особенности тщательного следования социальным нормам и контроля агрессивных тенденций.

Такие личностные особенности позволяют скрывать открытые асоциальные тенденции и внутреннее неприятие морально-этических норм. Однако, агрессивные тенденции все равно реализуются через приемы и методы вызывания чувства тревоги и вины у окружающих.

Сочетание пика 7-й шкалы и увеличение выраженности мужских черт характера (показатели 5-й шкалы) отражают увеличение склонности к ригидному поведению.

При увеличении выраженности женских черт — отражается увеличение многообразных страхов и затруднений в принятии самостоятельных решений.

Сочетание высоких значений 7-й и 6-й шкал, особенно с повышением значений и 2-й шкалы зачастую указывает на склонность к бредовоподобному или   бредовому образованию с высоким уровнем тревожности. Обычно такое строение профиля свидетельствует об относительной легкости возникновения патологических состояний.

В производственной деятельности специалисты такого поведенческого типа могут быть эффективны при учете их личностных особенностей.

Наряду с негативными для деятельности качествами — несовпадением самооценки с завышенными идеальными личностными представлениями, сниженный порог стрессообразования и, как следствие — блокировка деятельности или ведомая активность вслед за большинством или лидером, общее ограничительное поведение и излишняя интеллектуальная переработка, существует и ряд позитивных качеств.

Легкая переносимость монотонии, хорошее мотивирование через поощрения и меры повышения самоооценки, тщательность в исполнении норм и правил способствуют эффективности в ряде видов деятельности, основанных на устойчивых стереотипах должностных операций.

Наиболее частый тип личности, при котором отмечается значительное повышение в профиле 7-й шкалы — психастенический.

Лица этого типа отличаются неуверенностью в себе, нерешительностью, тенденцией к тщательной перепроверке своих поступков и проделанной работы, весьма обязательные и ответственные, с зависимой позицией, ориентирующиеся на мнение группы, с высоко развитым чувством долга и приверженностью к общепринятым нормам, склонные к альтруистическим проявлениям, конформные, реагирующие повышенным чувством вины и самобичеванием на малейшие неудачи и ошибки.

Любой ценой стремясь избежать конфликта, который ими переживается чрез-вычайно болезненно, психастеники действуют на предельном уровне своих возможностей, чтобы заслужить одобрение со стороны окружающих, а главное — что наиболее трудно — собственное одобрение.

При избыточно самокритичном отношении к себе, им свойственно бессознательное стремление к недостижимому личностному идеалу. В связи с этим, они находятся в состоянии постоянного напряжения и неудовлетворенности, проявляющегося в навязчивостях, избыточных действиях ограничительного характера, ритуалах, необходимых для самоуспокоения.

Особенности психастенического реагирования наиболее часто встречаются среди нормально адаптированных лиц и практически не искажают системы социализированного взаимодействия.

Даже клиническая дезадаптация относительно редко выходит за рамки приемлемых форм взаимодействия и выражается лишь рядом фобий (страх высоты, замкнутого или открытого пространства, болезней и т.п.), либо абсессивными и компульсивными неврозами, чаще представляющими мало трудностей для окружающих. Поэтому и дезадаптированные формы психастенического типа особо не препятствуют осуществлению производственной деятельности при правильной организации ее условий, а ряд личностных особенностей позволяет осуществлять ее весьма эффективно.

Большим плюсом такого типа поведения для деятельности является «групповая зависимость». «Болезненное» переживание конфликтных ситуаций обладателями такого типа превращает их в своеобразный «барьер» в системах внутригруппового взаимодействия, что значительно способствует снижению межличностного напряжения и налаживанию продуктивных систем производственного взаимодействия.

8-я шкала: (шизоидности или аутизации) индивидуалистичности:

8-я шкала — «шкала индивидуалистичности» в MMPI. Повышенная, в профиле с нормативными показателями по другим шкалам, она выявляет обособленно-созерцательную личностную позицию, аналитический склад мышления.

При таком личностном типе, склонность к раздумьям превалирует над чувствами и действенной активностью.

Формируется  целостный  стиль  восприятия — способность на основании минимальной информации воссоздать целостный образ.

При хорошем интеллекте, личности данного типа отличаются творческой ориентированностью,  оригинальностью высказываний и суждений, а также  интересов и увлечений.

Отмечается определенная избирательность в контактах, известный субъективизм в оценке людей и явлений окружающей жизни, независимость взглядов, определенное влечение к абстракции, высокая потребность в актуализации своей индивидуалистичности.

Личностям этого типа труднее адаптироваться к обыденным формам жизни, прозаическим аспектам быта. Индивидуальность у них настолько выражена, что прогнозировать их высказывания и поведение, сравнивая с привычными стереотипами, фактически бесполезно. У них недостаточно сформирована рациональная житейская платформа, они больше ориентируются на свой субъективизм и интуицию.

Даже незначительные фрустрации могут вести к  возникновению тревоги и выражению отрицательных эмоций. При этом компенсация состояния достигается за счет аутизации и дистанцирования, то есть за счет «ухода» во «внутренний мир» и соблюдение «психической дистанции» между собой и окружением.

В клинически выраженных случаях поведение может принимать вид и особенности, определяемые как шизоидный синдром.

Термин «шизоидный синдром» условно употреблен для обозначения той характерной совокупности проявлений, которая включает в себя эмоциональную холодность и неадекватность эмоций, своеобразие восприятия и суждений, находящее свое выражение в странных или необычных мыслях и поступках, избирательность или формальность контактов.

Для лиц с пиком профиля на 8-й шкале характерна ориентировка главным образом на внутренние критерии, снижение способности к интуитивному пониманию окружающих, к проигрыванию их ролей, то есть  неспособность поставить себя на место того или иного из окружающих людей и, в связи с этим, недостаточная адекватность эмоционального реагирования.

Для лиц такого типа становится трудным, а в резко выраженных случаях и невозможным объективно оценить себя «со стороны» в системе межличностного взаимодействия.

Поведение таких лиц может выглядеть лишенным естественной эмоциональной окраски, своеобразным, эксцентричным или надменным. Вместе с тем, им свойственны неудовлетворенность ситуацией и ранимость, которые ослабляются аутизацией, выступающей как механизм психологической защиты.

Уже при умеренно выраженном пике профиля на 8-й шкале MMPI своеобразие восприятия и логики может сопровождаться трудностями в коммуникации с окружающими.

Эти трудности проявляются и в невербальных, и в вербальных контактах.

В невербальных контактах затруднения коммуникации связаны с недостаточно адекватной мимикой или моторной дезадаптацией.

В вербальных контактах затруднения проявляются в том, что хотя высказывания лиц такого типа логичны и правильно построены грамматически, у окружающих они могут создавать впечатление двусмысленности или недостаточной понятности. 

Склонность к неопределенным и расплывчатым формулировкам  в   значительной мере связана с тем обстоятельством, что получение четкого представления о хорошо структурированной социальной ситуации, вторжение очерченных социальных стимулов во внутренний мир у лиц рассматриваемого типа могут выступать как источник тревоги, напряженности, длительных отрицательных эмоций.

Нарушение социальной коммуникации может приводить к отсутствию четкого представления о том, как необходимо вести себя в той или иной ситуации, чего именно ожидают окружающие.

Своеобразие мышления может быть обусловлено, в частности, утратой возможности контролировать понятность и принятость своих суждений в результате уже отмеченного нарушения социальной коммуникации. В то же время многие из этих лиц обнаруживают большие способности к построению коммуникаций, в которых используются символы, подчиняющиеся изначально заданной жесткой системе правил, например, правила оперирования математическими символами.

Затрудненность повседневных контактов приводит к еще большему увеличению изоляции, поскольку ситуации, требующие таких контактов, порождают или усиливают ощущение внутренней напряженности.

Дистанцированность, отчужденность приводят к еще большим затруднениям в реальной оценке ситуации и общей картины мира и усиливают ощущения отчужденности и непонятости, неспособности стать действительным членом группы, к которой они принадлежат формально.

Стремление ликвидировать свою отгороженность и неспособность преодолеть коммуникативные затруднения порождает амбивалентность в отношениях с людьми, связанную с ожиданием внимания со стороны окружающих и боязнью холодности с их стороны.

В результате, к окружающим проявляется то чрезмерное дружелюбие, то неоправданная враждебность, причем чрезмерно интенсивные контакты могут сменяться внезапными разрывами.

Недостаточность и «оригинальность» социальных контактов обусловливает беспокойство по поводу значимости своей личности, служит основой для аутистического фантазирования и  формирования  аффективно  насыщенных идей или групп идей.

Своеобразная система аутистического восприятия значимо ограничивает и фильтрует внешние отрицательные сигналы, искажая и системы социализированного взаимодействия. Создается впечатление «эмпатической холодности» и общей неспособности к эмоционально насыщенным отношениям.

Однако, случаются события и отношения, способные вызвать эмоциональный отклик. В таких случаях проявляется неожиданная для окружающих и эмпатическая чувствительность и личностная ранимость.  

Личности такого поведенческого типа могут иметь широкий круг социальных контактов, отличающихся формальностью и отсутствием адекватного эмоционального содержания и протекающих без достаточного учета реакций окружения.

Главной особенностью рассматриваемого поведенческого типа является дезадаптация основ социализированного взаимодействия.

Если во всех других случаях в основах дезадаптационного поведения лежат механизмы своеобразного взаимодействия с уже сформированным и значимым для психики объектом (родителями), то в данном случае наиболее вероятным источником формирования такого поведения можно считать нарушения своеобразного, самого глубинного, первичного, в чем то даже до личностного процесса взаимодействия.

Если абстрагироваться до уровня до объектного взаимодействия (биологического), станет наглядным, что в этот период именно процесс удовлетворения  потребностей (еда, тепло, забота) определенным образом формирует будущую систему объектного взаимодействия.

Недостаточное для психики удовлетворение потребностей (возможно в этом процессе важны и условия и личностные отношения) дезадаптирует психику в строительстве систем объектного взаимодействия.

Единственным возможным ответом формирующейся психики на недостаточное удовлетворение потребностей во взаимодействии является их ограничение — аутизация.

Данные ограничения переносятся и на систему объектного взаимодействия путая очень важный объектный различительный комплекс «свой — чужой».

Такое объектное неразличение укореняется в процессе психического развития и формирует процесс «ухода» в личностный «кокон».

Такая «свобода» от социализации способствует развитию и систем внеобъектного взаимодействия (общение через символы) и абстрактное (внеобъектное) оперирование, не привязанное к системам социализированных потребностей и своеобразное отношение к стрессообразующим ситуациям и многое другое поведенческое своеобразие.

Если особенности личности, отражающиеся в пике профиля на 8-й шкале сочетаются с неприятными физическими ощущениями (нередко своеобразными) и идеями, имеющими отношение к состоянию физического здоровья, то отмечается повышение профиля и на 1-й шкале.

При этом, если пик профиля на 8-й шкале MMPI существенно выше, чем пик на  1-й и, особенно, если одновременно отмечается повышение профиля на 6-й шкале  при одновременном низком  уровне  профиля  на 3-й и 7-й шкалах, то вероятно формирование аффективно насыщенных и трудно корригируемых концепций, связанных с состоянием физического здоровья, сверхценных и даже бредовых образований.

При незначительном превышении пика профиля на 8-й шкале этот тип профиля чаще всего указывает на ригидный стереотип поведения, ориентированного на заботу о физическом благополучии. Такая забота используется как средство, позволяющее рационально объяснять отчужденность и отгороженность от окружающих наличием соматически обусловленных затруднений.

Следует отметить, что  чем  более  выражен пик  на 8-й шкале, тем более вычурный и необычный характер приобретают описания соматических ощущений.

Если чувство недостаточной связи с окружением, неудовлетворенной потребности в контактах выражается в нарастании тревоги или подавленности, пик профиля на 8-й шкале сочетается с пиком на 2-й.

Амбивалентное отношение к окружающим порождает при этом, наряду со стремлением к контактам, угрюмую недоверчивость, а нередкое повышение профиля на 4-й шкале MMPI отражает затруднения социализации, связанные с недостаточной способностью воспринять обычаи, правила и нормы, которыми руководствуются в своем поведении большинство окружающих людей.

На оценочных шкалах при этом отмечается пик профиля на шкале F, связанный главным образом с низкой,конвенциональностью. Такая конфигурация профиля довольно типична для шизоидных личностей, обеспокоенных своей отгороженностью и испытывающих трудности в социальной адаптации.

Если демонстративные тенденции, обусловленные высоким уровнем вытеснения, проявляются у лиц, которые чувствуют себя отчужденными, не понятыми и не включенными в социальную среду, то обычно отмечается сочетание пиков на 3-й и 8-й шкалах MMPI.

Этот профиль свидетельствует о глубокой дисгармоничности, поскольку отражает парадоксальное сочетание ориентировки на актуальное поведение, на внешнюю оценку, на одобрение окружающих со склонностью строить свое поведение, исходя из внутренних критериев, с трудностями межличностной коммуникации.

Будучи обеспокоены вопросами о месте своей личности в обществе и ее значимости, эти лица нередко формируют круг своих знакомств и контактов таким образом, чтобы создать своеобразную среду, в которой их значимость безоговорочно признается.

Наряду с построением своеобразной среды, вопрос о своем месте в обществе и о значимости своей личности, лица с описываемым типом профиля могут разрешать путем идентификации с какой-либо формой деятельности, высокую значимость которой они провозглашают. При этом, они предпочитают ситуации, при которых эта идентификация, а также компетентность в избранной области деятельности не могут быть подвергнуты сомнению (индивидуальная деятельность, узкая специализация и т. п.).

Такое сочетание при достаточно выраженном подъеме профиля почти всегда свидетельствует о болезненном состоянии той или иной природы или, по крайней мере, о легкости возникновения декомпенсации.

Если в результате затруднения межличностных связей нарушается социальная адаптация, в профиле личности это обычно отражается сочетанием пиков на 8-й и 4-й шкалах.

В клинических случаях это сочетание, иногда с дополнительным пиком на  6-й шкале, встречается весьма часто.

Личности с таким типом профиля характеризуются не агрессивным асоциальным поведением, а асоциальными поступками, совершенными в результате недоразумений, неприспособленности к тем или иным условиям, неспособности четко осознать социальную норму и в результате своеобразного подхода к ситуации.

Неспособность правильно организовать и контролировать свои контакты и своеобразие мышления могут обусловливать связь этих лиц с девиантными группами. Такая связь служит одной из наиболее частых причин их асоциального поведения.

Такой тип профиля характерен для подростков и юношей с выраженной тенденцией относиться к окружающим с недоверием, воспринимать их как источник потенциальной опасности или, во всяком случае, как людей чужих.

Постоянное ощущение угрозы может толкать их на превентивное нападение.

Если такой стереотип поведения сохраняется в зрелые годы, он способствует нарастанию отгороженности и отчуждения и усилению нарушений социальной адаптации.

В тех случаях, когда нарушение межличностных связей и нарастающая аутизация сопровождаются формированием аффективно заряженной идеи или группы идей, профиль личности характеризуется сочетанием пиков на 6-й и 8-й шкалах.

Выраженные повышения профиля на этих шкалах, особенно при отсутствии  подъемов на шкалах невротической триады, свидетельствуют о склонности к формированию трудно коррегируемых  концепций, связанных с представлением о наличии угрожающих или опасных действий окружающих.

В этих случаях характерна выраженная избирательность перцепции, при которой воспринимается преимущественно информация, подкрепляющая уже сформированную концепцию.

Если такой отбор информации выражен настолько, что приводит к утрате контакта с реальностью, а межличностные отношения организуются на базе не коррегируемых концепций, то личность с описываемым типом профиля заменяет реальное общество псевдообществом, представляющим собой совокупность его собственных проекций. В клинике это проявляется бредовыми синдромами.

Если склонность ориентироваться на внутренние критерии и коммуникативные затруднения сочетается с выраженной тревожностью, то профиль личности может характеризоваться изолированным и более или менее равномерным подъемом («плато») на 7-й и 8-й шкалах MMPI.

Такой тип профиля отражает ощущение особости или неповторимости своей личности и тревогу по поводу недостаточного признания такой личности окружением.

Такие чувства (не обязательно неосознаваемые) приводят к возникновению депрессивных тенденций, которые могут и не отражаться повышением значений 2-й шкалы.

Депрессивные явления нередко сочетаются с раздражительностью и тревожностью или ощущением повышенной утомляемости и апатии.

Такой тип чаще свойственен лицам юношеского возраста. В зрелом возрасте такие проявления  являются следствием определенной степени инфантильности.

Привлечение в производственную деятельность специалистов шизоидного типа адаптированного поведения и включение их в групповую деятельность сопровождается рядом организационных вопросов и формирует последствия, изначально требующие пристального внимания.

Превалирование в деятельности «функциональности» или «креативности» является вопросом стратегическим и формируется целями деятельности и корректируется условиями ее осуществления.

Лица шизоидного типа являются «профессиональными», врожденными аналитиками, «специалистами» опосредованного через символы взаимодействия, так как являются практически единственными представителями дезадаптационного поведения, использующими интеллектуализацию как ведущий бессознательный механизм психологической защиты.

Оперирование причинно-следственными связями не является для них работой, отражающей опосредованные личностные потребности, а собственно и есть первичная потребность социального функционирования.

Изначально нарушенные механизмы личностно-объектного взаимодействия провоцируют и мотивируют их на пристальное изучение и анализ систем межличностного взаимодействия, анализ мотивировок и потребностей, кропотливое изучение окружающих.

Нахождение вне этих систем взаимодействия и прекрасные аналитические возможности позволяют им хорошо разбираться в межличностных проблемах, однако коммуникационная дезадаптация и своеобразие взаимодействий не позволяют эффективно реализовать эти особенности.

Теже механизмы, то есть определенная личностная изоляция, провоцируют их на изучение и анализ глобальных причинно-следственных связей и аспектов мирового функционирования и, вполне возможно, что те же механизмы лежат в основе гениальности.

Получается, что невозможность оптимальной включенности в систему межличностных взаимодействий формирует ряд способностей, приводящих к «генерированию» идей, использовать которые должным образом сам «генератор» практически не может.

Использование в деятельности таких специалистов в форме креативных аналитиков дает огромный эффект и значительно окупает все издержки, связанные с условиями организации их деятельности.

Эти условия относительно просты. Лица данного поведенческого типа нуждаются в свободном, творческом стиле деятельности не ограниченном формальными и режимными рамками.

Любое руководство их деятельностью будет вызывать противодействие.

Наиболее оптимальный вариант — это партнерское сотрудничество на уровне идей, так как любое практическое воплощение с их участием может иметь столь замысловатый вид, в котором легко потеряются все идейные преимущества.

Особым условием является создание «производственной изоляции».

Тенденция создания «личностной среды», высокая активность, эгоцентризм, яркая индивидуальность и интеллектуальная развитость таких лиц при условиях свободной деятельности может реализовываться в формирование из сотрудников «клуба по интересам», лежащим далеко за пределами производственной деятельности, что не может способствовать ее эффективности.

Собственно, грамотное пресечение таких попыток и постоянное предоставление материалов для размышлений и «фронта» для приложения усилий и является достаточным руководством для таких специалистов, которые, обладая почти запредельной личностной мотивацией, в большем управленческом взаимодействии и  контроле и не нуждаются. А как воспользоваться результатами их труда будет зависеть от способностей и возможностей руководителей деятельности.

9-я шкала: (гипомании или отрицания тревоги) оптимистичности:

Ведущий пик по 9-й шкале MMPI нормативно соответствующего профиля отражает активность личностной позиции, высокий уровень жизнелюбия, уверенность в себе, позитивную самооценку, высокую мотивацию достижения определенного своеобразия.

Ориентирована такая активность и мотивация в большей степени на моторную подвижность и речевую продуктивность, нежели на конкретные и практические цели.

Такие поведенческие особенности часто сопровождаются общим приподнятым настроением.

В ответ на противодействие легко вспыхивает и также легко угасает гневливая реакция.

Успех вызывает известную экзальтацию, эмоцию гордости.

Житейские трудности воспринимаются как легко преодолимые, в противном случае значимость труднодостижимого состояния или положения легко обесценивается.

У лиц такого поведенческого типа отсутствует склонность к серьезному углублению в сложные проблемы, преобладает беспечность, радостное восприятие всего окружающего мира и своего бытия, радужность надежд, уверенность в будущем, убежденность в своей счастливости.

Повышенная 9-я шкала MMPI отражает акцентуацию по гипертимному или экзальтированному типу и выявляет завышенную личностную самооценку, легкость в принятии решений, отсутствие особой разборчивости в контактах. 

Такие особенности сопровождаются бесцеремонностью поведения, снисходительным отношением к своим промахам и недостаткам.

Легко возникающие эмоциональные всплески заканчиваются быстрой отходчивостью. Часто отмечается непостоянство в привязанностях, избыточная смешливость, влюбчивость, словом, характеристики, совершенно естественные для юношеского возраста, но являющиеся значимо инфантильными для взрослого человека.

В тех случаях, когда основным способом устранения фрустрирующих стимулов служит отрицание каких-либо затруднений, тревоги, своей и чужой вины (импунитивные реакции), то профиль личности обычно характеризуется пиком на 9-й шкале.

Тенденция отрицать тревогу выражается обычно отсутствием спонтанных упоминаний о каких-либо трудностях, которые могут ее вызывать, выражением пренебрежения к трудностям, о которых упоминается со стороны, декларируемым оптимизмом. 

Лица с умеренными повышениями профиля на 9-й шкале характеризуются оптимистичностью, общительностью, способностью к высокой активности, непринужденностью в общении.

 Они охотно вступают в контакты и при этом производят на окружающих впечатление людей приятных, веселых, отличающихся широкими интересами и энтузиазмом, охотно высказывающих свое мнение и готовых поделиться впечатлениями.

Для лиц этого типа характерны  «эмоциональная яркость», умение испытывать удовольствие от жизни, реалистическое, образное мышление и отсутствие приверженности к жесткой схеме.

Они легко становятся «душой общества», хорошо приспосабливаются к переменам и даже стремятся к ним, не испытывают затруднений при необходимости перестройки жизненного стереотипа.

В ситуации стресса, лица с ведущей 9-й шкалой в профиле, проявляют избыточную, но всегда целенаправленную активность, при этом могут подражать авторитетной для них личности.

Основой таких поведенческих особенностей является не искажающая психическое развитие система личностно-объектного взаимодействия, а сама социализированная среда, выступающая как ограничитель бессознательной психической активности.

Энергетикой такого поведенческого типа является базовая темпераментная активность, соответствующая сильному, неуравновешенному типу нервной системы.

В этом случае повышенная базовая психическая активность, изначально нуждающаяся в оптимальной внешней инервации, уже на ранних стадиях развития сталкивается с проблемами, формирующими поведенческое своеобразие.

Повышенная личностная активность формирует поисковое многообразие, которое приводит в процессе взаимодействия с внешним миром к неоднократно переживаемым состояниям страха. Страх неизвестного внешнего мира и личностная активность, сплетаясь, формируют конгломерат внешней активности, являющийся отражением бессознательных личностных стремлений постоянно переживать новые впечатления.

Такая особенность психического развития трансформируется во взрослые поведенческие тенденции, адаптируется в процессе развития и принимает окончательный вид в особенностях поведения, имеющих широкий спектр проявлений, так как не присутствует объектное ограничение выражения активности.

Вернее сказать, при личностно-объектной дезадаптации личностная активность определенным образом концентрируется на механизме дезадаптации и определенным образом постоянно «вращается» вокруг него. В нашем случае такой привязанности нет, все многообразие внешней среды выполняет эту функцию и разнообразит особенности поведения и относительно редко приводит к дезадаптации клинического уровня.

Повышенная самооценка и высокая активность, отражаемые повышением профиля на 9-й шкале с одновременным снижением профиля на 2-й и 7-й шкалах могут находить свое выражение в стремлении к руководству окружающими или к возвышению над окружающими путем соперничества.

В первом случае пик на 9-й шкале и снижение на 2-й и 7-й шкале сочетаются с повышением профиля на шкале К, отражающем стремление к  отрицанию собственных слабостей и эмоциональных проблем, стремление соблюдать конвенциальные нормы и нетерпимость к нарушению этих норм другими.

Лица этого типа не выносят неопределенности и колебаний, стремятся быть максимально информированными, охотно берут на себя руководство, обнаруживая большую энергию и организационные способности.

Их лидерство обычно воспринимается окружающими как естественное явление, поскольку они вызывают к себе уважение благодаря энергичности, информированности и высокой работоспособности.

Для лиц подобного типа ситуации, в которых блокируется их стремление к руководству или отсутствует достаточная, на их взгляд, информация, являются источниками психического стресса.

Если при таком же типе профиля на основных шкалах отмечается снижение профиля на шкале К, обычно отражающее склонность критически оценивать окружающих и подозрительно относиться к их мотивам, то активность и высокая самооценка реализуются в стремлении возвысится над окружающими путем соперничества, продемонстрировать свою силу и (или) подчеркнуть слабость других людей.

У мужчин такая тенденция может реализовываться путем демонстрации возможностей, обеспечиваемых физическим превосходством, у женщин — проявляться в стремлении подчеркнуть свою внешнюю привлекательность.

Лица этого типа испытывают ощущение угрозы, если попадают в ситуацию, где не могут вызывать зависть и демонстрировать свое превосходство, и, особенно, если при этом от них требуется выражение или признание зависимости.

Если повышенная активность, высокое честолюбие, и самооценка, отражающиеся в повышении профиля на 9-й шкале сочетаются с невозможностью добиться желаемого положения и реализовать актуальные стремления, а возникающая тревога относится на счет соматического состояния, то в профиле наблюдается одновременное повышение значений и 1-й шкалы.

Лица этого типа обычно считают себя соматически больными и отрицатель-но относятся к попытке трактовать их жалобы как следствие ситуационных или эмоциональных затруднений.

Их поведение характеризуется либо напряженностью и активным стремлением к соматической терапии, либо демонстративным оптимизмом и стремлением подчеркивать свою стойкость перед лицом тяжелого недуга. Последний вариант особенно вероятен, если «невротическая триада» выражена «конверсионным V».

Повышение профиля на 9-й шкале может отражать высокий уровень побуждений и активности, сформированными  выраженным ощущением угрозы.

В этом случае отмечается парадоксальное сочетание подъемов профиля на 2-й и 9-й шкалах. Такой профиль может отражать сочетание ощущения собственной значимости и высоких личностных возможностей с беспокойством по по-воду признания этих качеств окружающими.

Озабоченность проблемами такого рода характерна для подростков и юношей в период становления личности, а в зрелом возрасте указывает на черты инфантильности.

Сочетание повышенной самооценки, способности игнорировать затруднения, высокой, но плохо организованной активности с высокой способностью к вытеснению отрицательных сигналов, демонстративностью, эмоциональной незрелостью и эгоизмом отражается высокими значениями 9-й и 3-й шкал.

Часто такое сочетание свойственно личностям артистического склада, чей энтузиазм, способность к длительным усилиям и эффективность деятельности возрастают в присутствии большой аудитории.

Пики на 9-й и 4-й шкалах отражают недостаточную способность внутреннего восприятия социальных норм.

Лица с подобным типом профиля испытывают постоянное влечение к переживаниям, к внешней возбуждающей ситуации. Если это влечение не удовлетворяется, у них легко возникает чувство скуки, разряжаемое в опасных, иногда разрушительных действиях, представляющихся постороннему наблюдателю бессмысленными и лишенными основания.

Их пренебрежение существующими правилами и обычаями, протест против моральной и этической нормы реализуется активно, зачастую без всякой коррекции своего поведения в связи с ситуацией, представляющей угрозу для них самих.

Лица этого типа могут совершать правонарушения, причем их социальная опасность возрастает, если описанная линия поведения проводится последовательно и ригидно, что обычно сопровождается  появлением  пика  и  на 6-й шкале.

Наличие дополнительных пиков на 7-й шкале и шкалах «невротической триады» отражает менее вероятное асоциальное поведение в зависимости от выраженности этих пиков. В этом случае асоциальные установки реализуются социально приемлемыми путями.

Сочетание пиков на 9-й и 6-й шкалах MMPI указывает на определенную последовательность и целенаправленность организованного поведения вокруг определенной личностной концепции.

В этом случае аффективная ригидность и ощущение враждебности со стороны окружающих осложняют систему межличностного взаимодействия.

Лица такого типа обычно стремятся утверждать свое превосходство и использовать окружающих для достижения своих целей, считающихся ими полезными и необходимыми для всех.

В клинической дезадаптации такие особенности сопровождаются возникновением сверхценных или паранойяльных образований на фоне гипоманиакального аффекта.

Высокая активность, постоянное стремление к действию в сочетании с тревожностью могут выражаться в подъемах профиля на 7-й и 9-й шкалах.

Высокая активность обусловливает легкость совершения тех или иных, часто недостаточно продуманных поступков, а высокая тревожность приводит к последующему тщательному анализу своих действий, к постоянным сомнениям в правильности уже совершенного.

У таких лиц легко возникает чувство вины и сожаления в связи с уже минувшей ситуацией, но это не изменяет их поведения в будущем. В экстремальных условиях это может приводить к хаотическому поведению.

Если аутизация, ориентировка на внутренние критерии, затруднения межличностных контактов сочетаются с повышенной активностью, легкостью переключения внимания и оптимизмом, то в профиле это обычно отражается в повышении показателей 8-й и 9-й шкал.

Значительная выраженность повышения на этих шкалах может свидетельствовать о недостаточной способности к последовательным действиям и логическим построениям в связи с тем, что результаты таких действий и умозаключений вызывают тревогу.

Отсутствие фиксации на чем бы то ни было, отказ от четких формул или уход от законченных формулировок в этом случае имеет защитный характер.

Основная проблема для лиц рассматриваемого поведенческого типа — это постоянная «загрузка» психики оптимальным уровнем иннервации, своеобразная реализация поисковой тенденции.

Данная тенденция хорошо реализуется в социализированных системах взаимодействия, в изменении форм и мест деятельности.

Социализация взаимодействия обеспечивает общение, позволяет реализовывать стремление к доминированию, например через высокую компетентность в областях консультирования, стремление быть на виду и т.п.

При изменении форм и мест деятельности происходит избегание «пресыщения» однообразием, реализуется стремление к «новизне» и своеобразные поисковые устремления к «лучшему варианту» деятельности.

Обеспечение таких условий деятельности в комплексе гарантирует наиболее продуктивные и эффективные результаты таких специалистов.

Лучшей средой их деятельности являются условия, требующие частого переключения внимания.

Постоянная и разнообразная психическая «занятость» наиболее оптимальна для таких специалистов.

В то же время ситуации, связанные с монотонной, требующей тщательности, кропотливости, длительной фиксации внимания деятельности являются для них стрессообразующими и могут вызывать нарушения психической адаптации.

0-я шкала: социальной интраверсии или социальных контактов:

Данная шкала, как и само отношение к поведенческим особенностям, основанное на выявлении экстравертированных или интровертированных личностных свойств и качеств больше спорное, чем информативное.

Попытки выявить стабильные поведенческие особенности в характеристиках мышления, аффектации и степени интенсивности социальных контактов могут представлять определенную практическую ценность как вторично отражаемые ти-пологические личностные особенности в сфере социализированного взаимодействия и не могут выполнять функцию ведущего факторного значения в определении базовых черт, формирующих поведение.

0-я шкала в силу своей функциональности направленная на определение природы социализированного взаимодействия, хорошо коррелирует и с темпераментными личностными особенностями и с рядом факторов 16 PF, прогностически обогащая процесс моделирования производственной деятельности.  

Повышенная 0-я шкала отражает  гипостенический тип реагирования и выявляет пассивность личностной позиции и большую обращенность интересов в мир внутренних переживаний.

Такое поведенческое реагирование отличается инертностью в принятии решений, скрытностью, избирательностью в контактах, стремлением к избеганию конфликтов.

В ситуации стресса — заторможенность, уход от контактов, бегство от проблем.

Высокие показатели 0-й шкалы отражают не только замкнутость, неразговорчивость, но нередко являются признаком внутренней дисгармонии и способом сокрытия от окружающих своеобразия своего характера, неловкости в общении.

Иногда такие лица могут производить впечатление достаточно общительных, но это им дается ценой значительного личностного напряжения.

Затруднения межличностного взаимодействия формируют замкнутость, необщительность, стремление к деятельности, не связанной с общением и реакции тревоги в тех случаях, если вынужденные контакты осуществляются вне зави-симости от воли субъекта.

Такие особенности могут трансформироваться в значимый аутизм, свойственный шизоидному типу реагирования.

Снижение уровня профиля на 0-й шкале отражает стремление к межличностным контактам и интерес к людям.

Лица с таким типом профиля общительны, эмоционально отзывчивы, син-тонны, у них хорошо развиты навыки общения.

Они охотно принимают на себя общественные обязанности, имеют большое количество межличностных контактов в различных сферах и испытывают от осуществления этих контактов большое удовлетворение.

Если профиль на 0-й шкале резко снижен, то обычно это свидетельствует о наличии настолько большого числа контактов, что их осуществление неизбежно сопровождается мимолетностью и поверхностностью общения.

Степень «социальной экстраверсии» представляет собой вторичную характеристику типовых личностных особенностей и может от них конкретизироваться.

В наибольшей мере выраженность  экстраверсии  определяется  спонтанностью поведения, то есть способностью к активным действиям, не вызываемым непосредственными внешними стимулами — качеством, высоко коррелирующим и с темпераментными характеристиками и с характерологическими типами.

Увеличение спонтанности поведения в осуществлении межличностных контактов отражает возрастающую потребность в социальных связях, в общении с новыми людьми, живость эмоционального отклика, способность переносить неизбежные трения без реакций тревоги и подавленности, то есть нарастает социальная экстраверсия.

Такие особенности, наряду со снижением профиля на 0-й шкале, отражаются его повышением на 9-й и шкале К, а нередко и на 3-й шкале.

Снижение уровня профиля на 0-й шкале может быть связано с тенденцией к самоутверждению, повышению своей значимости в глазах окружающих, доминированию.  В этом  случае  наряду со снижением  профиля по 0-й шкале обычно отмечается его повышение на 6-й.

Уровень профиля нередко повышен и на 9-й шкале но, в отличие от ранее рассмотренного типа, отмечаются низкие показатели по шкале К.

Лица с таким характером профиля отличаются независимостью, упорством в достижении цели, склонностью руководить окружающими (особенно нижестоящими) и критически относятся к получаемым указаниям и господствующим авторитетам. Принципы, которыми они руководствуются, могут быть достаточно прочными, но обычно не конвенциально обусловлены, а формируются на основе личного опыта.

При снижении социальной спонтанности возникают стремления предпочитать узкий круг близких людей широким контактам. При этом возникают трудности при установлении новых контактов с реакциями тревоги при межличностных трениях и в этой связи нарастает социальная интроверсия.

Такому поведению, помимо повышения профиля на 0-й шкале соответствуют его подъемы на  2-й и 7-й шкалах.

Социальная экстраверсия может проявляться и как стремление к выполненению обязанностей, связанных с осознанием чувства долга. В этом случае может отмечаться «охотное» принятие на себя социальной ответственности связанной с осуществлением широких контактов.

В виду относительно низкой социальной спонтанности, такие контакты бу-дут даваться с трудом и служить источником тревожных реакций или эмоциональной напряженности.

Лица с такими особенностями могут быть трудны в общении из-за свойственной им тенденции руководствоваться в своем поведении жестким кодексом нормы и склонностью к морализированию. В то же время окружающие могут отме-чать их надежность.

Социальная экстраверсия, обусловленная такими личностными особенностями, в профиле личности обычно отражается снижением значений на 0-й шкале и повышением на 7-й.

Если стремление к осуществлению социальных контактов не базируется на интрериоризированной норме и чувстве долга, наблюдается отход от социальных контактов всякий раз, когда к этому не побуждает собственная потребность.

В этом случае повышение профиля на 0-й шкале сочетается со снижением его на 7-й.

Если увеличение социальной экстраверсии связано с ориентировкой на внешнюю оценку, с постоянной потребностью в поддержке со стороны группы, то снижение профиля на 0-й шкале  обычно сочетается  с  повышением  его  на 3-й.

Уменьшение потребности в поддержке со стороны группы, повышенная  аутичность приводят к повышению профиля на 0-й шкале, снижению его на 3-й и нередко повышению  на 8-й.

Следует отметить, что выраженное повышение профиля на 0-й шкале может свидетельствовать и об аутичности и о своеобразном подходе к межличностным отношениям, характерном для шизоидных личностей, даже при отсутствии пика на 8-й шкале.

Пик профиля на 8-й шкале при снижении его на 0-й также отражает своеобразие подхода к межличностным отношениям, которые в этом случае выражаются в обширных, но плохо организованных и лишенных адекватной эмоциональной окраски контактах.

При пиках профиля на 1-й и 0-й шкалах можно говорить об ограничении сферы общения в связи с ощущением соматического неблагополучия.

Снижение уровня 0-й шкалы при пике профиля 1-й  обычно указывает на сочетание склонности предъявлять соматические жалобы с пессимистической оценкой перспектив и потребностью ознакомления с такой оценкой возможно более широкого круга лиц.

Уровень профиля 0-й шкалы при пике его на 2-й в общем отражает степень выраженности «реакции призыва» и поисков помощи.

Снижение профиля 0-й шкалы отражает выраженность тревожных расстройств, повышение — собственно депрессивные тенденции.

Сочетание пиков 4-й и 0-й шкал указывает на ограничение круга социальных контактов и снижение вероятности асоциального поведения, более реального при снижении показателей 0-й шкалы.

0-я шкала, опосредовано отражая поведенческие особенности системы   социализированного взаимодействия имеет больше вспомогательное значение для процессов моделирования производственной деятельности.

««« Назад  К началу  Вперед »»»

© Сергей Крутов, 2008 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора




Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]


Прикольные поздравления на все праздники Стихи с пожеланиям успехов в учебе.

Пятна под нижней губой фото Жить здорово!. Первый канал
Пятна под нижней губой фото Путешествие Голубой Стрелы - читать сказку онлайн
Пятна под нижней губой фото Как сделать Gif анимацию из картинок Компьютерный Консультационный Центр
Пятна под нижней губой фото Великие цитаты о любви - Elle
Пятна под нижней губой фото Лучшие способы депиляции в домашних условиях
Пятна под нижней губой фото Что подарить сестре на день рождения
Пятна под нижней губой фото Массажисты без границ Красивые картинки про массаж
В Гонконг самостоятельно: планируем поездку Как клеить пучковые ресницы в домашних условиях (фото) Процедура шеллак в домашних условиях Скачать игру Don't Starve Shipwrecked (2015Рус) Как стать более раскрепощенным в общении Покрывала пэчворк купить Глава 4. Участники образовательных отношений, их права и обязанности Полезные конфеты из сухофруктов и орехов своими руками Схемы вязания спицами для детей. Юбки для девочек (МК с)

Похожие новости